Домашняя Вверх Содержание

   Левит-Кимний_10

                           Домашняя Вверх

Домашняя Вверх Избранное Левит_Кимний

 

 

 

 

     

Идея есть истина в себе и для себя, абсолютное единство понятия и объективности. Ее идеальное содержание есть не что иное, как понятие в его определениях. Ее реальное содержание есть лишь раскрытие самого понятия в форме внешнего наличного бытия, и, замыкая эту форму (Gestalt) в своей идеальности, идея удерживает ее в своей власти, сохраняет таким образом себя в ней.  |  Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. § 213

 

Субстанция духа есть свобода, т. е. независимость от некоего другого, отношение к самому себе. Дух есть само-для-себя-сущее, имеющее себя своим предметом, осуществленное понятие. В этом имеющемся в нем налицо единстве понятия и объективности заключается одновременно и его истина, и его свобода. Истина, как сказал уже Христос, делает дух свободным; свобода делает его истинным. Свобода духа, однако, не есть только независимость от другого, приобретенная вне этого другого, но свобода, достигнутая в этом другом,— она осуществляется не в бегстве от этого другого, но посредством преодоления его... Это отношение к другому для духа не только возможно, но и необходимо, потому что через другое и через снятие этого другого он приходит к тому, чтобы оправдать себя и на деле быть тем, чем он и должен быть по своему понятию, именно идеальностью внешнего — идеей, возвращающейся из своего инобытия к себе самой, или, выражаясь абстрактнее, в самом себе различающимся и в своем различии у-себя-и-для-себя-сущим всеобщим. Другое, отрицание, противоречие, раздвоение — все это принадлежит, следовательно, к природе духа. В этом раздвоении содержится возможность страдания. Страдание поэтому не извне пришло к духу, как это воображали, ставя вопрос о том, каким образом страдание вообще пришло в мир. И столь же мало, как и страдание, приходит извне к духу также и злонегативное в-себе-и-для-себя-сущего бесконечного духа; зло, напротив, есть не что иное, как дух, ставящий себя на острие своей единичности. Поэтому даже в этом высшем раздвоении, в этом отрыве себя от корня своей в себе сущей нравственной природы, в этом полнейшем противоречии с самим собой дух все же остается тождественным с собой и потому свободным. То, что принадлежит к внешней природе, гибнет в силу противоречия; так, например, если бы золоту был придан другой удельный вес, чем оно имеет, то как золото оно должно было бы перестать существовать. Но дух обладает силой сохраняться и в противоречии, а следовательно, и в страдании, возвышаясь как над злом, так и над недугом. Обыкновенная логика ошибается поэтому, думая, что дух есть нечто, всецело исключающее из себя противоречие. Всякое сознание, напротив, содержит в себе некоторое единство и некоторую разделенность и тем самым противоречие... Противоречие, однако, потому переносится духом, что этот последний не имеет в себе ни одного определения, про которое он не знал бы, что оно положено им самим и, следовательно, им же самим вновь может быть снято. Эта власть духа над всем имеющимся в нем содержанием составляет основу свободы духа. Однако в своей непосредственности дух свободен только в себе, только по своему понятию, или в возможности, но еще не в действительности. Действительная свобода не есть поэтому нечто непосредственно сущее в духе, но нечто такое, что еще только должно быть порождено его деятельностью. Как такого породителя своей свободы нам предстоит рассмотреть дух в науке. Все развитие понятия духа представляет собой только самоосвобождение духа от всех форм наличного бытия, не соответствующих его понятию, — освобождение, осуществляемое благодаря тому, что эти формы преобразуются в некоторую действительность, полностью соответствующую понятию духа.  

                                                                                                                                                                                                                       Гегель. ЭФН. § 382

Важнейший пункт, уясняющий природу духа, — это отношение не только того, что он есть в себе, к тому, что он есть в действительности, но и того, чем он себя знает; так как дух есть по своей сущности сознание, то это знание себя есть основное определение его действительности. Следовательно, высшая задача логики — очистить категории, действующие лишь инстинктивно как влечения и осознаваемые духом прежде всего разрозненно, тем самым как изменчивые и путающие друг друга, доставляющие ему таким образом разрозненную и сомнительную действительность, и этим очищением возвысить его в них к свободе и истине.

                                                                                                                                                                                                                       Гегель. Наука логики.

Гегель Г.В.Ф. Система наук. Часть 1. Феноменология духа

ПРЕТВОРЕНИЕ РАЗУМНОГО САМОСОЗНАНИЯ В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ ИМ САМИМ

«Самосознание нашло вещь в качестве себя и себя в качестве вещи, т.е. для самосознания ясно, что в себе оно есть предметная действительность. Оно уже не есть непосредственная достоверность того, что оно есть вся реальность, а оно есть такая достоверность, для которой непосредственное вообще имеет форму чего-то снятого, так что его предметность считается еще лишь поверхностью, "внутреннее" и сущность которой есть оно само. – Предмет, с которым оно положительно соотносится, есть поэтому некоторое самосознание, он есть в форме вещности, т. е. он самостоятелен; но самосознание обладает достоверностью того, что этот самостоятельный предмет не есть нечто чуждое для него; оно знает тем самым, что оно в себе признано этим предметом; оно есть дух, обладающий достоверностью того, что в удвоении своего самосознания и в самостоятельности обоих он имеет свое единство с самим собою. Эта достоверность должна теперь для него возвыситься до истины; то, что важно для него, [т.е.] то, что оно есть в себе и в своей внутренней достоверности, должно войти в его сознание и открыться для него.

[ 1. Непосредственное направление движения самосознания, царство нравственности. ] – Каковы будут общие этапы этого претворения в действительность, это в общем намечается уже сравнением с пройденным путем. А именно, подобно тому как наблюдающий разум в стихии категории повторял движение сознания, т.е. чувственную достоверность, восприятие и рассудок, так разум в свою очередь пройдет также двойное движение самосознания и перейдет из самостоятельности к своей свободе. Прежде всего этот деятельный разум сознает себя самого только в качестве некоторого индивида и как таковой необходимо требует своей действительности в другом и создает ее; но затем, когда сознание индивида возвышается до всеобщности, оно становится всеобщим разумом и сознает себя в качестве разума, как то, что признано уже в себе и для себя и что объединяет в своем чистом сознании всякое самосознание; оно есть простая духовная сущность, которая, приходя в то же время к сознанию, есть реальная субстанция, куда прежние формы возвращаются как в свою основу, так что по отношению к последней они суть лишь отдельные моменты ее становления; эти моменты хотя и отрываются и выступают в качестве собственных формообразований, на деле, однако, обладают наличным бытием и действительностью, только имея своим носителем эту основу; своей же истиной обладают лишь постольку, поскольку они суть и остаются внутри его самого.

Если мы воспримем эту цель, которая есть понятие, для нас уже возникшее, т.е. признанное самосознание, которое в другом свободном самосознании обладает достоверностью себя самого и именно ее имеет своей истиной, – если мы воспримем эту цель в ее реальности, или: если мы извлечем наружу этот еще внутренний дух как субстанцию, уже достигшую своего наличного бытия, то [мы убедимся, что] в этом понятии открывается царство нравственности. Ибо эта последняя есть не что иное, как абсолютное духовное единство сущности индивидов в их самостоятельной действительности, некоторое в себе всеобщее самосознание, которое для себя столь действительно в некотором другом сознании, что последнее обладает совершенной самостоятельностью, или есть для него некоторая вещь, и что именно тут оно сознает единство с ней, и лишь в этом единстве с этой предметной сущностью оно есть самосознание. Эта нравственная субстанция, взятая в абстракции всеобщности, есть лишь мысленный закон; но столь же непосредственно она есть действительное самосознание, или: она есть нравы. Единичное сознание, наоборот, есть только "это" сущее "одно", так как оно сознает всеобщее сознание в своей единичности как свое бытие, так как его действование и наличное бытие есть общие нравы.

В жизни народа понятие претворения в действительность разума, обладающего самосознанием, на деле имеет свою завершенную реальность – это понятие состоит в том, что разум усматривает в самостоятельности другого полное единство [его] с ним, или в том, что он имеет предметом, в качестве моего для-меня-бытия, "эту", мною уже найденную свободную вещность некоторого другого, которая есть негативное меня самого. Разум наличествует как текучая всеобщая субстанция, как неизменная простая вещность, рассыпающаяся на множество совершенно самостоятельных сущностей, подобно свету в звездах, – бесчисленными для себя сверкающими точками, которые в своем абсолютном для-себя-бытии растворены в простой самостоятельной субстанции не только в себе, но и для самих себя; они сознают, что они суть эти единичные самостоятельные сущности благодаря тому, что они жертвуют своей единичностью, и эта всеобщая субстанция есть их душа и сущность, подобно тому как это всеобщее в свою очередь есть действование их как отдельных лиц или ими созданное произведение.

Чисто единичные действия и поведение индивида связаны с потребностями, которые имеются у него как у природного существа, т.е. как у сущей единичности. То обстоятельство, что даже эти его самые обычные функции не уничтожаются, а обладают действительностью, происходит благодаря всеобщей сохраняющей среде, благодаря мощи всего народа. – Но индивид имеет во всеобщей субстанции не только эту форму устойчивости своего действования вообще, но в такой же мере и свое содержание; то, что он делает, есть всеобщее мастерство и нравы всех. Это содержание, поскольку оно полностью распадается на единицы, в своей действительности вплетено в действование всех. Труд индивида, направленный на удовлетворение его потребностей, в такой же мере есть удовлетворение потребностей других, как и своих собственных, и удовлетворения своих потребностей он достигает лишь благодаря труду других. – Как отдельное лицо в своей единичной работе бессознательно уже выполняет некоторую общую работу, так выполняет оно и общую работу в свою очередь как свой сознательный предмет; целое становится как целое его произведением, для которого оно жертвует собою, и именно поэтому получает от него обратно себя самого. – Здесь нет ничего, что не было бы взаимным, ничего, в чем самостоятельность индивида, растворяя свое для-себя-бытие, подвергая негации самое себя, не сообщала бы себе своего положительного значения, состоящего в том, чтобы быть для себя. Это единство бытия для другого, или превращения себя в вещь, и для-себя-бытия, эта всеобщая субстанция говорит своим всеобщим языком в нравах и законах народа; но эта сущая неизменная сущность есть не что иное, как выражение самой единичной индивидуальности, которая кажется противоположной этой субстанции; законы выражают то, что есть и что делает каждое отдельное лицо; индивид познает эту субстанцию не только как свою всеобщую предметную вещность, но в равной мере и себя в ней или в разъединенном виде в своей собственной индивидуальности и в каждом из своих сограждан. Поэтому во всеобщем духе каждый обладает только достоверностью себя самого, состоящей в том, что он в сущей действительности ничего не находит, кроме себя самого; о других он знает так же достоверно, как о себе. – Я созерцаю во всех, что для себя самих они суть лишь такие же самостоятельные сущности, как и я; я созерцаю в них свободное единство с другими так, что само это единство есть как благодаря мне, так и благодаря другим. Их я созерцаю в качестве себя, себя – как их.

В свободном народе поэтому разум поистине претворен в действительность; разум есть наличествующий живой дух, в котором индивид находит не только высказанным и имеющимся налицо в качестве вещности свое определение, т.е. свою всеобщую и единичную сущность, но он сам есть эта сущность и он также достиг своего определения. Мудрейшие люди древности поэтому решили, что мудрость и добродетель состоят в том, чтобы жить согласно нравам своего народа.

[ 2. Содержащееся в этом направлении обращенное движение, становление морали. ] – Но самосознание, которое прежде всего есть дух лишь непосредственно и согласно понятию, вышло из этого счастливого состояния, когда оно достигло своего определения и живет в нем, – или же оно его еще не достигло, ибо одинаково можно сказать и то и другое.

Разум должен выйти из этого счастливого состояния, ибо лишь в себе или непосредственно жизнь свободного народа есть реальная нравственность, или последняя есть сущая нравственность, а следовательно, и сам этот всеобщий дух есть дух единичный, нравы и законы, взятые в целом, – определенная нравственная субстанция, которая лишь в более высоком моменте, а именно в сознании о своей сущности, убирает ограничение и лишь в этом познавании, а не непосредственно в своем бытии, имеет свою абсолютную истину; в бытии же она, с одной стороны, есть ограниченная субстанция, а с другой стороны, абсолютное ограничение именно в том и состоит, что дух есть в форме бытия.

Далее, единичное сознание, поскольку оно непосредственно существует в реальной нравственности или в народе, есть поэтому подлинное доверие, для которого дух не разложился на свои абстрактные моменты и которое, следовательно, не знает также, что оно есть для себя как чистая единичность. Но раз оно пришло к этой мысли, – а оно должно к ней прийти, – то это непосредственное единство с духом или его бытие в нем, его доверие потеряно; для себя изолированное, единичное сознание видит себя теперь сущностью, но уже не всеобщим духом. Хотя момент этой единичности самосознания – в самом всеобщем духе, но лишь как исчезающая величина, которая в том виде, в каком она выступает для себя, столь же непосредственно растворяется в нем и осознается только как доверие. Закрепляясь таким образом (а всякий момент, так как он есть момент сущности, сам должен достигнуть проявления себя как сущности), индивид противопоставлен законам и нравам; они – только мысль, лишенная абсолютной существенности, абстрактная теория, лишенная действительности; индивид же как "это я" видит себя живой истиной.

Или же самосознание еще не достигло этого счастьябыть нравственной субстанцией, духом какого-нибудь народа. Ибо, возвратившись из наблюдения, дух на первых порах еще как таковой не претворен в действительность им самим; он установлен лишь как внутренняя сущность или как абстракция. – Другими словами, он есть лишь непосредственно; но будучи непосредственно сущим, он единичен; он есть практическое сознание, вступающее в мир, который он застает, с целью удвоить себя в этой определенности отдельного лица, создать себя в качестве "этого", в качестве своего сущего антитипа, и достигнуть сознания этого единства своей действительности с предметной сущностью. Практическое сознание обладает достоверностью этого единства; ему ясно, что в себе это единство есть или что это согласование его и вещности уже имеется налицо, но должно еще возникнуть для него и через него, или же что его делание в такой же мере есть нахождение этого единства. Так как последнее называется счастьем, то дух этого индивида тем самым посылает его в мир искать своего счастья.

Если, стало быть, истина этого разумного самосознания есть для нас нравственная субстанция, то для него здесь – начало его нравственного опыта в мире. Поскольку оно еще не стало нравственной субстанцией, это движение устремляется к ней; и преодоленным в нем оказываются единичные моменты, которые для этого самосознания имеют значение изолированных. Они имеют форму непосредственного хотения или естественного влечения, достигающего своего удовлетворения, которое само есть содержание нового влечения. – Но поскольку самосознанием утеряно счастье быть в субстанции, эти естественные влечения связаны с сознанием их цели как истинного определения и существенности; нравственная субстанция низведена до лишенного самости предиката, живые субъекты которого суть те индивиды, которые должны самими собою заполнить всеобщность субстанции и заботиться о ее определении из себя. – В первом из этих значений, стало быть, указанные формы составляют становление нравственной субстанции и предшествуют ей; во втором они следуют за ней и растворяют для самосознания то, что может составлять его определение; в первом случае в движении, в котором на опыте узнается, в чем их истина, утрачивается непосредственность или грубость влечений и содержание их переходит в более высокое, а во втором – утрачивается ложное представление сознания, усматривающего в них свое определение. В первом случае цель, которой они достигают, есть непосредственная нравственная субстанция; во втором же – цель есть сознание ее, и притом такое сознание, которое знает ее в качестве собственной сущности; и постольку это движение было бы становлением морали, некоторой более высокой формы, чем первая. Однако эти формы составляют в то же время только одну сторону становления морали, а именно ту, которая относится к для-себя-бытию, или в которой сознание снимает свои цели, – не ту сторону, с которой мораль проистекает из самой субстанции. Так как эти моменты еще не могут иметь значения, при котором они в противоположность утерянной нравственности могли бы быть возведены в цели, то они расцениваются здесь по их наивному содержанию, и цель, к которой они устремляются, есть нравственная субстанция. Но так как для наших времен ближе та форма ее, в которой они являются после того, как сознание потеряло свою нравственную жизнь и в поисках ее повторяет те первые формы, то они в большей степени могут быть представлены этим последним способом выражения.

Самосознание, которое есть всего лишь понятие духа, начинает этот путь в определенности – быть для себя сущностью в качестве единичного духа; и его цель, следовательно, претворить себя в действительность как единичное и как таковое наслаждаться собою в ней.

В определении – быть для себя сущностью как для-себя-сущее – оно есть негативность другого; в своем сознании поэтому оно само как положительное противостоит такому, которое хотя и есть, но для него имеет значение некоторого не в-себе-сущего; сознание выступает раздвоенным на данную уже найденную действительность и на цель, которую оно осуществляет путем снятия этой действительности и которую оно, напротив, делает действительностью на место первой. Но его ближайшая цель есть его непосредственное абстрактное для-себя-бытие, или: она – в том, чтобы созерцать себя как данное единичное в некотором другом, либо некоторое другое самосознание как себя. Опыт, показывающий, в чем истина этой цели, поднимает самосознание на более высокую ступень, и теперь оно для себя есть цель, поскольку оно в то же время есть всеобщее самосознание и поскольку закон заключается непосредственно в нем. Но, исполняя этот закон своего сердца, оно на опыте узнает, что единичная сущность при этом не может сохраниться, а добро может быть осуществлено лишь путем пожертвования ею, и самосознание становится добродетелью. Опыт, который добродетель совершает, может состоять только в том, что ее цель в себе уже осуществлена, счастье находится непосредственно в самом действовании, а само действование есть добро. Понятие всей этой сферы, заключающееся в том, что вещность есть для-себя-бытие самого духа, обнаруживается для самосознания в ее движении. Так как самосознание нашло это понятие, то оно есть для себя, следовательно, реальность в качестве непосредственно выражающей себя индивидуальности, которая более не находит сопротивления в какой-нибудь противоположной действительности и для которой предмет и цель – лишь само это выражение».   Г. В. Ф. Гегель

«Постигающее в понятиях познание есть единство теоретического и практического отношения: отрицание единичности как отрицание отрицания есть утвердительная всеобщность, которая сообщает частным определениям устойчивое существование, ибо подлинная единичность есть вместе с тем  всеобщность в самой себе».

Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т.2. § 247

Тройственное умозаключение

«Если возьмем, например, умозаключение  (не в том значении, которое оно имеет в старой формальной логике, а в его истине), то оно есть определение особенного как середины, связующей крайности всеобщего и единичного. Эта форма умозаключения есть всеобщая форма всех вещей. Все вещи суть особенные, которые соединяются как нечто всеобщее с единичным. Но бессилие природы приводит к тому, что логические формы не воплощаются в чистом виде. Такое бессильное воплощение умозаключения представляет собой, например, магнит, объединяющий в своей середине, в своей точке безразличия свои полюсы, которые тем самым в их различии суть непосредственно единое».  Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т.1. § 24

КАК И ПОЧЕМУ ИЗРАЛЬ СТАЛ КАРФАГЕНОМ

«Первое умозаключение есть умозаключение наличного бытия, или качественное умозаключение. Его форма есть 1)  Е – О – В,  т. е. некий субъект как единичное смыкается с  неким всеобщим определением посредством некоего качества».  Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т.1. § 183

РАЗУМНОЕ УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ

Идея Израиля (Единичное) посредством природы (Особенное) должна стать мировым духом (Всеобщее)

Гегель Г.В.Ф.

Энциклопедия философских наук

§ 24

«Если возьмем, например, умозаключение  (не в том значении, которое оно имеет в старой формальной логике, а в его истине), то оно есть определение особенного как середины, связующей крайности всеобщего и единичного. Эта форма умозаключения есть всеобщая форма всех вещей. Все вещи суть особенные, которые соединяются как нечто всеобщее с единичным. Но бессилие природы приводит к тому, что логические формы не воплощаются в чистом виде».

ИНАЧЕ ГОВОРЯ (К.Н.):

Умозаключение  в его истине есть определение особенного как середины, связующей крайности всеобщего и единичного. Эта форма умозаключения есть всеобщая форма всех вещей. Все вещи суть особенные, которые соединяются как нечто всеобщее с единичным. Е – О – В

Первое умозаключение есть умозаключение наличного бытия, или качественное умозаключение. Его форма есть 1)  Е – О – В,  т. е. некий субъект как единичное смыкается с  неким всеобщим определением посредством некоего качества.

§ 186-187

Этот отмеченный здесь (вследствие его эмпирической важности) недостаток умозаключения, которому, взятому в этой форме, приписывается абсолютная правильность, должен снять самого себя, в ходе дальнейшего определения умозаключения. Здесь, внутри сферы понятия, как и в суждении, противоположная определенность имеется не только в себе, но также и положена; таким образом, также и для дальнейшего определения умозаключения мы должны принимать только то, что каждый раз полагается им самим.

Через непосредственное умозаключение, формой которого является Е — О — В, единичное опосредуется всеобщим и положено в этом заключении как всеобщее. Таким образом, единичное как субъект, само становясь всеобщим, есть теперь единство двух крайних терминов и их опосредствование; это дает вторую фигуру умозаключения:

2) В — Е — О. Последняя выражает истину первой фигуры, состоящую в том, что опосредствование произошло в единичном и, таким образом, представляет собой нечто случайное. 

Вторая фигура смыкает всеобщее (последнее, определенное в предшествующем заключении через единичность, переходит во вторую фигуру и теперь занимает здесь место непосредственного субъекта) с особенным. Всеобщее, таким образом, положено этим заключением как особенное, следовательно, как то, что опосредствует крайние термины, место которых теперь занимают другие; это — третья фигура умозаключения: 3) О — В — Е.

д) Суждение понятия

§ 178

Суждение понятия имеет своим содержанием понятие, } тотальность в простой форме, всеобщее в его совершенной определенности. Субъект 1) есть ближайшим образом некое единичное, имеющее своим предикатом рефлексию особенного наличного бытия но отношению к своему всеобщему — согласие или несогласие этих двух определений: хорош, истинен, правилен и т. д. Это — ассерторическое суждение.

Примечание. Лишь такого рода суждение, суждение о том, хорош или дурен, истинен, прекрасен и т. д. данный предмет, поступок и т. д., называют также и в повседневной жизни словом «судить». Силу суждения не приписывают человеку, который, например, умеет образовывать лишь положительные или отрицательные суждения, вроде следующих: «Эта роза — красная», «Эта картина — красная, зеленая, пыльная» и т. д.

Благодаря принципу непосредственного знания и веры ассерторическое суждение, притязания которого на самодостаточность в обществе признаются скорее неуместными, в философии стало единственной и существенной формой учения. В так называемых философских произведениях, утверждающих этот принцип, можно прочесть сотни и сотни уверений в отношении разума, знания, мышления и т. д., которые, так как внешнему авторитету теперь придают мало значения, стараются снискать себе веру бесконечными повторениями одного и того же.

§ 179

Ассерторическое суждение в своем вначале непосредственном субъекте не содержит отношения между особенным и всеобщим, которое выражено в предикате. Это суждение есть поэтому лишь некая субъективная партикулярность, и ему с равным правом или, скорее, с равным отсутствием права противостоит противоположное уверение. Оно поэтому тотчас же оказывается 2) лини, проблематическим суждением. Но раз 3) объективная партикулярность положена в субъекте, раз его особенность положена как конститутивная черта (Beschaffenheit) его наличного бытия, то субъект выражает теперь отношение этой особенности со своей конститутивной чертой. т. е. отношение со своим родом, выражает, следовательно, то, что (см. предшествующий параграф) составляет содержание предиката: этот (непосредственная единичность) дом (род), будучи таким-то и таким-то (особенность) , хорош или плох — таково аподиктическое суждение. Все вещи суть некий род (имеют определение и цель) в некой единичной действительности, обладающей неким особенным строем, и их конечность состоит в том, что их особенное может согласовываться или не согласовываться со всеобщим.

§ 180

Таким образом, субъект и предикат каждый есть все суждение целиком. Непосредственный характер субъекта показывает себя сначала опосредствующим основанием между единичностью действительности и его всеобщностью, основанием суждения. Что на самом деле положено — это единство субъекта и предиката как само понятие; последнее есть наполнение пустого «есть», связки, и так как его моменты вместе с тем различаются как субъект и предикат, то оно положено как их единство, как опосредствующее их отношение; это — умозаключение.

с. Умозаключение

§ 181

Умозаключение есть единство понятия и суждения; оно есть понятие как простое тождество, в которое возвратились различия форм суждения, и оно есть суждение, поскольку оно вместе с тем положено в реальности, а именно в различии своих определений. Умозаключение есть разумное и все разумное.

Примечание. Правда, обычно указывается, что умозаключение есть форма разумного, но в качестве лишь субъективной формы без какой бы то ни было связи между этой формой и разумным содержанием (например, каким-либо разумным основоположением, поступком, идеей и т. д.). Вообще много и часто говорят о разумном и апеллируют к нему, не указывая, в чем состоит определенность этого разумного, что она собой представляет, и меньше всего думают при этом об умозаключении. На самом же деле формальное умозаключение есть разумное таким неразумным образом, что оно совершенно непригодно для какого-либо разумного содержания. Но так как содержание может быть разумным лишь в силу той определенности, благодаря которой мышление есть разум, то оно может быть разумным лишь через форму, которая есть умозаключение. По последнее есть не что иное, как положенное (сначала формально), реальное понятие, как это показано и предшествующем параграфе. Умозаключение есть поэтому существенное основание всего истинного; и дефиниция абсолютного гласит теперь, что оно есть умозаключение, или, выражая это определение в виде предложения, все есть умозаключение. Все есть понятие, и его наличное бытие есть различие моментов, так что его всеобщая природа сообщает себе внешнюю реальность посредством особенности, и благодаря этому и как отрицательная рефлексия-в-самое-себя она делает себя единичным. Или, наоборот, действительное есть некое единичное, которое посредством особенности поднимается до всеобщности и делает себя тождественным с собой. Действительное есть единое, но оно есть точно так же расхождение моментов понятия, и умозаключение есть круговорот опосредствования его моментов, круговорот, посредством которого оно себя полагает как единое.

Прибавление. Подобно понятию и суждению умозаключение также обычно рассматривается лишь как форма нашего субъективного мышления, и говорят, согласно этому, что умозаключение есть обоснование суждения. Конечно, суждение требует умозаключения, но это поступательное движение осуществляется не только благодаря нашей субъективной деятельности, а само суждение полагает себя как умозаключение и в нем возвращается к единству понятия. Точнее, именно аподиктическое суждение образует переход к умозаключению. В аподиктическом суждении мы имеем некое единичное, которое через свои отличительные качества относится к своему всеобщему, т. е. к своему понятию. Особенное является здесь как опосредствованная середина между единичным и всеобщим, и это есть основная форма умозаключения, дальнейшее развитие которого, понимаемое формально, состоит в том, что единичное и всеобщее также занимают место особенного, благодаря чему затем образуется переход от субъективности к объективности.

§ 182

Непосредственное умозаключение состоит в том, что определения понятия, будучи абстрактными, находятся лишь во внешнем отношении друг к другу, так что мы имеем две крайности — единичность и всеобщность; понятие же как смыкающая эти две крайности середина, есть также лишь абстрактная особенность. Крайности, следовательно, положены в качестве самостоятельных, равнодушных как друг к другу, так и к своей середине. Это умозаключение есть, таким образом, разумное, в котором нет понятия, формальное рассудочное умозаключение. 13 нем субъект объединяют с некоторой другой определенностью; или, иначе говоря, всеобщее подводит под себя через это опосредствование внешний ему субъект. Умозаключение разума, напротив, состоит в том, что субъект через опосредствование смыкается с самим собой. Таким образом, он лишь теперь становится субъектом, или, иначе говоря, лишь теперь субъект оказывается в самом себе умозаключением разума. Примечание. В дальнейшем нашем рассмотрении рассудочное умозаключение сохраняет соответственно обычному его истолкованию субъективный вид, вид, который оно имеет, когда говорят, что мы делаем такие умозаключения. И действительно, рассудочное умозаключение есть только субъективное умозаключение. Но это умозаключение имеет также то объективное значение, что оно выражает лишь конечность вещей, но выражает ее тем определенным способом, которого здесь достигла форма. ' В конечных вещах субъективность как вещность отделима от их свойств, их особенности, но она столь же отделима от их всеобщности; она отделима от последней как тогда, когда эта всеобщность есть голое качество вещи и ее внешняя связь с другими вещами, так и тогда, когда она есть род и понятие вещи.

Прибавление. В полном согласии с вышеупомянутым пониманием умозаключения как формы разумного определяли сам разум как способность умозаключать, а рассудок, напротив, как способность образовывать понятия. Не говоря уже о том, что в основании такого определения лежит поверхностное представление о духе, как о простой совокупности рядоположных сил или способностей, мы должны заметить относительно этого сочетания рассудка с понятием и разума с умозаключением, что мы столь же мало имеем права рассматривать умозаключение вне его дальнейших определений как разумное, сколь мало мы имеем права рассматривать понятие только как рассудочное определение. С одной стороны, то, о чем формальная логика обычно трактует в учении об умозаключении, есть на самом деле не что иное, как голое умозаключение рассудка, которому отнюдь не подобает честь значиться формой разумного и даже просто разумным. С другой же стороны, понятие как таковое столь мало является только формой рассудка, что мы должны сказать как раз обратное: лишь абстрагирующий рассудок низводит понятие на степень формы рассудка. Согласно этому, и различают обычно голое рассудочное понятие и понятие разума. Однако это различение не следует понимать так, что существуют двоякого рода понятия, а скорее так, что наша деятельность либо останавливается на одной лишь отрицательной и абстрактной форме понятия, либо понимает его, согласно его истинной природе, как вместе с тем положительное и конкретное. Так, например, если мы рассматриваем понятие свободы как абстрактную противоположность необходимости, то это только рассудочное понятие свободы; истинное же и разумное понятие свободы содержит в самом себе необходимость как снятую. Равным образом определение бога так называемым деизмом есть лишь рассудочное понятие бога; христианская же религия, знающая бога триединым, содержит в себе разумное понятие бога.

а) Качественное умозаключение

§ 183

Первое умозаключение есть умозаключение наличного бытия, или качественное умозаключение, как было указано в предшествующем параграфе. Его форма есть 1) Е — О — В, т. е. некий субъект как единичное смыкается с неким всеобщим определением посредством некоего качества.

Примечание. Тот факт, что субъект (terminus minor) ⁶⁷ обладает кроме определения единичности еще и другими определениями, и что точно так же и другой крайний термин (предикат заключительного предложения, terminus maior) кроме того определения, что оп есть некое всеобщее, обладает еще дальнейшими определениями, — этот факт не имеет здесь значения; здесь имеют значение л принимаются во внимание только те формы, посредством которых эти члены создают умозаключение.

Прибавление. Умозаключение наличного бытия есть только рассудочное умозаключение, а именно постольку, поскольку здесь единичность, особенность и всеобщность противостоят друг другу совершенно абстрактно. Таким образом, это умозаключение есть наибольшее выхождение понятия за свои пределы (Äuβersichkommen des Begriffs). Перед нами здесь некое непосредственно единичное как субъект; в этом субъекте выдвигается какая-нибудь особенна сторона, некоторое свойство, и посредством последнего единичное обнаруживает себя всеобщим. Так, например, мы говорим: «Эта роза красна, красное есть цвет, роза, следовательно, обладает цветом». В обычной логике рассматривается главным образом именно эта форма умозаключения. Прежде рассматривали умозаключение как абсолютное правило всякого познания и научное утверждение считалось оправданным только в том случае, если оно было доказано как опосредствованное умозаключением. В наше время различные формы умозаключения встречаются еще почти исключительно в учебных руководствах по логике, и знание этих форм считается пустой школьной мудростью, из которой нельзя сделать никакого дальнейшего употребления ни в практической жизни, пи в пауке. Относительно этого мы должны прежде всего заметить, что, хотя и было бы излишне и педантично по всякому поводу выступать со всем аппаратом формального умозаключение, все же различные формы умозаключения никогда по теряют значения в пашем познании. Когда, например, человек, проснувшись утром в зимнюю пору, слышит скрип саней па улице и это его приводит к заключению, что ночью Пыл сильный мороз, то он этим производит умозаключение, и подобную операцию, мы повторяем ежедневно в самых разнообразных обстоятельствах. Следовательно, для пас как мыслящих людей осознание этой своей повседневной деятельности должно было бы представлять по меньшей мере немалый интерес, подобно тому как общепризнанный интерес представляют не только функции нашей органической жизни, как, например, пищеварения, кровообращения, дыхания и т. д., но также и процессы и формы окружающей нас природы. При этом следует тут же согласиться с тем, что, подобно тому как не требуется предварительного изучении анатомии и физиологии, для того чтобы надлежащим образом переваривать пищу, дышать и т. д., так не требуется и предварительно изучать логику, для того чтобы делать правильные умозаключения. Аристотель был первым, заметившим и описавшим различные формы и так называемые фигуры умозаключения в их субъективном значении, и он сделал это так точно и определенно, что ничего существенно нового к этому нельзя было прибавить. Но хотя это создание Аристотеля делает ему великую честь, однако в своих собственно философских исследованиях он отнюдь не пользовался ни формами рассудочного умозаключения, ни вообще формами конечного мышления (см. § 189).

⁶⁷ Тerminus minor − меньшая посылка умозаключения. 

§184

Это умозаключение а) совершенно случайно по своим определениям, так как средний термин как абстрактная особенность есть только какая-либо определенность субъекта, и последний как непосредственный и, следовательно, эмпирически-конкретный обладает несколькими такими определенностями; субъект, следовательно, может быть соединен также с разными другими всеобщностями, и точно так же единичная особенность может в свою очередь иметь в самой себе различные определенности; и с этой стороны, следовательно, субъект может быть отнесен к различным всеобщим посредством одного и того же medius terminus.

Примечание. Формальное умозаключение перестали употреблять скорее потому, что оно вышло из моды, чем потому, что увидели его неправильность, которая оправдала бы его неупотребление. Этот и следующий параграфы показывают ничтожность такого умозаключения для истины.

Согласно указанной в этом параграфе стороне дела, такими умозаключениями можно, что называется, доказать самые различные положения. Нужно только брать тот medius terminus, от которого можно сделать переход к требуемому определению. Но с другим средним термином можно доказать другое, и даже противоположное. Чем конкретнее предмет, тем большим числом сторон, принадлежащих ему и могущих служить средними терминами, он обладает. Решение вопроса о том, какая из этих сторон более существенна, должно в свою очередь основываться на таком умозаключении, которое задерживается на отдельной определенности, и также легко можно найти для последней такую сторону и такое соображение, согласно которым можно допустить ее важность и необходимость.

Прибавление. Как ни мало думают в повседневной жизни об умозаключении рассудка, все же оно постоянно играет в ней определенную роль. Так, например, в гражданской тяжбе задача адвокатов состоит в том, чтобы выдвигать для своих клиентов достаточные правовые основания. Но такое правовое основание в логическом отношении представляет собой не что иное, как средний термин.

То же самое имеет место в дипломатических переговорах, когда, например, различные державы заявляют притязания на одну и ту же область. При этом можно выдвигать право наследования, географическое положение области, происхождение и язык его обитателей или какое-нибудь другое основание в качестве среднего термина.

§ 185

β) Это умозаключение случайно также в силу имеющейся в нем формы отношения. Согласно понятию умозаключения, истинное есть отношение различий посредством некоторой середины, которая есть их единство. Но отношения крайних терминов со средним (так называемых посылок, большей и меньшей) представляют собой, скорее, непосредственные отношения.

Эта противоречивость умозаключения получает в свою очередь выражение в бесконечном прогрессе, а именно как требование, чтобы каждая из посылок также была доказана посредством умозаключения; но так как последнее имеет две такие непосредственные посылки, то это все удвояющееся и удвояющееся требование повторяется до бесконечности.

§ 186-187

Этот отмеченный здесь (вследствие его эмпирической важности) недостаток умозаключения, которому, взятому в этой форме, приписывается абсолютная правильность, должен снять самого себя, в ходе дальнейшего определения умозаключения. Здесь, внутри сферы понятия, как и в суждении, противоположная определенность имеется не только в себе, но также и положена; таким образом, также и для дальнейшего определения умозаключения мы должны принимать только то, что каждый раз полагается им самим.

Через непосредственное умозаключение, формой которого является Е— О — В, единичное опосредуется всеобщим и положено в этом заключении как всеобщее. Таким образом, единичное как субъект, само становясь всеобщим, есть теперь единство двух крайних терминов и их опосредствование; это дает вторую фигуру умозаключения:

2) В — Е — О. Последняя выражает истину первой фигуры, состоящую в там, что опосредидованно произошло в единичном и, таким образом, представляет собой нечто случайное. Вторая фигура смыкает всеобщее (последнее, определенное в предшествующем заключении через единичность, переходит во вторую фигуру и теперь занимает здесь место непосредственного субъекта) с особенным.

Всеобщее, таким образом, положено этим заключением как особенное, следовательно, как то, что опосредствует крайние термины, место которых теперь занимают другие; это — третья фигура умозаключения: 3) О — В — Е.

Примечание. В обычных изложениях так называемые фигуры умозаключения (Аристотель справедливо называет только три такие фигуры; четвертая фигура есть излишнее и даже, можно сказать, нелепое добавление позднейших авторов) лишь рядополагаются, и излагающие их "нисколько не помышляют о том, чтобы показать их необходимость, а еще меньше — их значение и ценность. Не приходится поэтому удивляться, что позднее фигуры стали рассматриваться как продукты пустого формализма. Но они имеют очень важное значение, основываются на необходимости того, чтобы каждый момент в качестве определения понятия сам становился целым и опосредствующим основанием. Вопрос же о том, какими определениями должны обладать помимо этого посылки, чтобы в результате получилось правильное умозаключение в различных фигурах, должны ли они быть универсальными и т. д. или отрицательными, — этот вопрос составляет предмет механического исследования, справедливо преданного забвению вследствие его механической природы, в которой отсутствуют понятие и внутреннее значение. Меньше всего можно ссылаться на Аристотеля, чтобы доказать важность такого исследования и вообще рассудочного умозаключения. Аристотель, правда, открыл и описал эти, как и многочисленные другие, формы духа и природы. Но в своих метафизических понятиях, равно как и в своих понятиях природы и духа, он был столь далек от желания положить в их основание и сделать их критерием форму рассудочного умозаключения, что можно даже сказать, что ни одно из этих понятий не могло бы возникнуть или быть сохранено, если бы оно должно было подчиняться законам рассудка. Несмотря на манеру Аристотеля давать большое количество описательного и рассудочного материала, господствующим у пего всегда остается спекулятивное понятие, и он но допускает, чтобы в эту форму перешел тот рассудочный процесс умозаключения, который сначала так определенно излагается им.

Прибавление. Объективный смысл фигур умозаключения состоит вообще в том, что все разумное оказывается трояким умозаключением, а именно так, что каждый из его членов занимает место как крайностей, так и опосредствующей середины. Так именно обстоит дело с тремя членами философской науки, т. с. с логической идеей, природой и духом.

Здесь сначала природа есть средний, смыкающий член. Природа, эта непосредственная тотальность, развертывает себя в эти два крайних члена — логическую идею и дух. Но дух есть дух, лишь будучи опосредствован природой.

Во-вторых, дух, который мы знаем как индивидуальное, деятельное, есть также середина, а природа и логическая идея суть крайние члены. Именно дух познает в природе логическую идею и возвышает, таким образом, природу до ее сущности.

Точно так же, в-третьих, сама логическая идея есть середина; она есть абсолютная субстанция как Духа, так и природы, всеобщее, все проникающее собой. Таковы члены абсолютного умозаключения.

§ 188

Так как каждый момент занимал место середины и крайностей, то снимается определенность их различий, и умозаключение имеет сначала своим отношением внешнее, лишенное различия моментов тождество рассудка, равенство; это — количественное, или математическое, умозаключение. Если две вещи равны третьей, они равны между собой.

Прибавление. Известно, что упомянутое здесь количественное умозаключение встречается в математике как аксиома, о которой, как и о других аксиомах, обыкновенно говорят, что ее содержание не может быть доказано, но оно и не нуждается в этом доказательстве, потому что оно непосредственно очевидно. Однако на самом деле эти математические аксиомы суть не что иное, как логические положения, которые, поскольку в них высказываются особенные и определенные мысли, должны быть выведены из всеобщего и самого себя определяющего мышления, и это выведение следует рассматривать как их доказательство. Это верно и по отношению к признаваемому в математике аксиомой количественному умозаключению, которое оказывается ближайшим результатом качественного, или непосредственного, умозаключения. Количественное умозаключение есть, впрочем, совершенно бесформенное умозаключение, так как в нем снимается различие членов, которое определено понятием. Какие положения здесь должны быть посылками, это зависит от внешних обстоятельств, и поэтому при применении этого умозаключения делают предпосылкой то положение, которое уже твердо установлено и доказано в другом месте.

§ 189

Благодаря этому по отношению к форме получилось два результата: во-первых, каждый момент, выполняя функцию и занимая место середины, а следовательно, вообще целого, при этом потерял в себе односторонность своего абстрактного характера (§ 182 и 184); во-вторых, завершилось опосредствование (§ 185), хотя и оно также завершилось только в себе, а именно только как круг взаимно предполагающих друг друга опосредствовании.

В первой фигуре Е — О — В обе посылки: Е — О и О — В - еще не опосредствованы; первая посылка опосредствуется в третьей фигуре, а вторая посылка — во второй фигуре. Но каждая из этих двух фигур предполагает для опосредствования своих посылок также и наличие двух других фигур.

Вследствие этого опосредствующее единство понятия не должно больше быть положено лишь как абстрактная особенность, а должно быть положено как развитое единство единичности и всеобщности и в первую очередь как рефлектированное единство этих определений; единичность вместе с тем определена как всеобщность. Такая середина дает умозаключение рефлексии.

§ 196

Несамостоятельностью, благодаря которой объект терпит насилие, он обладает (см. предшествующий параграф) лишь постольку, поскольку он самостоятелен. Так как объект есть положенное в себе понятие, то одно из этих определений снимается не в его другом, но объект посредством своего отрицания себя, посредством своей несамостоятельности смыкается с самим собой, и лишь после этого он самостоятелен. Таким образом, в отлично от внешности (der Äuβerlichkeit) и отрицая ее в своей самостоятельности, эта самостоятельность образует отрицательное единство с собой, центричность (Zentralität), субъективность, в которой сам объект направлен на внешнее и соотнесен с ним. Внешнее также центрировано в себе и в этой центрированности также соотнесено с другим центром, также имеет свою центрированность в другом. Это 2) небезразличный различенный механизм (падение, влечение, потребность в общении и т. д.).

§ 197

Развитие этого отношения образует умозаключение, состоящее в том, что имманентная отрицательность как центральная единичность некоего объекта (абстрактный центр) приходит в отношение с несамостоятельными объектами как с другой крайностью посредством некоторой середины, которая соединяет в себе центричность и несамостоятельность объектов (относительный центр). Это 3) абсолютный механизм.

§ 198

Указанное умозаключение (Е — О — В) есть тройственное умозаключение.

Дурная единичность несамостоятельных объектов, в которых формальный механизм чувствует себя как дома, есть (вследствие этой несамостоятельности) в то же время внешняя всеобщность. Эти объекты суть поэтому середина также между абсолютным и относительным центром (форма умозаключения В — Е — О), ибо благодаря такой несамостоятельности эти два центра, с одной стороны, отсекаются друг от друга и становятся крайностями, а с другой — соотносятся друг с другом. Точно так же абсолютная центричность как cyбстанциально-всеобщее (остающаяся тождественной тяжесть), центричность, которая, будучи чистой отрицательностью, заключает в себе также и единичность, есть посредствующее звено между относительным центром и несамостоятельными объектами, есть форма умозаключения О — В — Е. Это посредствующее звено в силу своей имманентной единичности столь же существенно разделяет, сколь в силу своей всеобщности образует тождественную связь и ненарушимое в-себе-бытие.

Примечание. Подобно Солнечной системе государство, например, представляет собой в практической области систему трех умозаключений. 1) Единичное (лицо) смыкается посредством своей особенности (посредством физических и духовных потребностей, которые в своем дальнейшем самостоятельном развитии дают гражданское общество) со всеобщим (с обществом, правом, законом, правительством).

2) Воля, деятельность индивидуумов есть то посредствующее звено, благодаря которому удовлетворяются потребности в обществе, праве и т. д., равно как и общество, право и т. д. получают благодаря ей наполнение и осуществление.

3) Но всеобщее (государство, правительство, право) есть та субстанциальная середина, в которой индивидуумы и их удовлетворение находят и получают свою наполненную реальность, свое опосредствование и устойчивое существование. Каждое из этих определений, в то время как опосредствование смыкает его с другим крайним членом, смыкается в этом самом процессе с самим собой, продуцирует себя, и это продуцирование себя есть самосохранение. Лишь посредством природы этого смыкания, посредством этих трех умозаключений с одними и теми же терминами подлинно постигается целое в его организации.

§ 199

Непосредственность существования, которой объекты обладают в абсолютном механизме, подвергается в себе отрицанию тем, что самостоятельность этих объектов опосредствуется их отношениями друг с другом, следовательно, их несамостоятельностью. Таким образом, объект должен быть положен как небезразличный (different) в своем существовании к своему другому.

О ПОДМЕНЕ ПОНЯТИЯ ЕВРЕЕВ МАВРАМИ (КАРФАГЕН), АССИРИЙЦАМИ (ВАВИЛОН), ГЕРМАНЦАМИ (РИМ)

Первое умозаключение есть умозаключение наличного бытия, или качественное умозаключение. Его форма есть 1)  Е – О – В,  т. е. некий субъект как единичное смыкается с  неким всеобщим определением посредством некоего качества.

Но бессилие природы привело к тому, что логические формы не воплощаются в чистом виде, и еврей подменен мавром/германцем/римлянином, и Израиль − Карфагеном/Рейхом/Римом.

ЧТО И КАК ДОЛЖНО БЫТЬ

Израиль (Е) посредством духа/веры евреев (О) смыкается с абсолютом (В)

=

Еврей (Е) посредством духа Израиля (О) смыкается с идеей Бога (В)  - истинное тождество и жизнь.

ПОДМЕНА ПОНЯТИЙ И КАТЕГОРИЙ

Подмена единичного (еврея - мавром) и особенного (Израиля - палестиной) есть ложное тождество и смерть.

«Если возьмем, например, умозаключение  (не в том значении, которое оно имеет в старой формальной логике, а в его истине), то оно есть определение особенного как середины, связующей крайности всеобщего и единичного. Эта форма умозаключения есть всеобщая форма всех вещей. Все вещи суть особенные, которые соединяются как нечто всеобщее с единичным. Но бессилие природы приводит к тому, что логические формы не воплощаются в чистом виде. Такое бессильное воплощение умозаключения представляет собой, например, магнит, объединяющий в своей середине, в своей точке безразличия свои полюсы, которые тем самым в их различии суть непосредственно единое».  Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т.1. § 24

ГЕОРГ ВИЛЬГЕЛЬМ ФРИДРИХ ГЕГЕЛЬ

ФИЛОСОФИЯ ПРАВА

   ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ

Технический конспект (К.Н.)

Данная работа отличается от обычного компендия прежде всего своим методом, который играет в ней руководящую роль. А существенное отличие философского способа перехода от одного вопроса к другому и научного доказательства, спекулятивного способа познания вообще, от других способов познания является предпосылкой, из которой мы здесь исходим. Лишь понимание необходимости такого различия может вывести философию из того состояния позорного упадка, в котором она в настоящее время пребывает. Правда, многие поняли или скорее почувствовали, чем поняли, что для спекулятивной науки недостаточно форм и правил прежней логики — дефиниций, делений и умозаключений, представляющих собой правила рассудочного познания; тогда они отбросили эти правила, видя в них лишь оковы, чтобы произвольно говорить то, что им велит сердце, фантазия или случайное созерцание; а поскольку обойтись без рефлексии и соотношения мыслей невозможно, они бессознательно продолжают следовать презираемому ими методу самого обыкновенного умозаключения и рассуждения. Природу спекулятивного знания я подробно разработал в моей «Науке логики»... как все произведение в целом, так и разработка его разделов имеют своим основанием дух логики... речь здесь идет о науке, а в науке содержание существенно связано с формой.

... мы видим, что истины, провозглашаемые в качестве таковых одними, вытесняются и отбрасываются такими же истинами, щедро распространяемыми другими. Как же выявить в этом столкновении истин то, что есть не старое или новое, а пребывающее, как выявить его среди этих бесформенно растекающихся мнений, как отличить и утвердить его, если не посредством науки?

К тому же истина о праве, нравственности, государстве столь же стара, сколь открыто дана в публичных законах, публичной морали, религии и общеизвестна. В чем же еще нуждается эта истина, поскольку мыслящий дух не удовлетворяется обладанием ею таким наиболее доступным для него образом, если не в том, чтобы ее постигли и чтобы самому по себе разумному содержанию была придана разумная форма, дабы оно явилось оправданным для свободного мышления, которое не может остановиться на данном, независимо от того, основано ли оно на внешнем положительном авторитете государства, на общем согласии людей, на авторитете внутреннего чувства и сердца и непосредственно определяющем свидетельстве духа, исходит из себя и именно поэтому требует знания себя в глубочайшем единении с истиной?

Позиция непредубежденного человека проста и состоит в том, что он с доверием и убежденностью придерживается публично признанной истины и строит на этой прочной основе свой образ действий и надежное положение в жизни. Против этой простой позиции выдвигают мнимое затруднение: каким же образом можно из бесконечно различных мнений выявить и отличить то, которое является общепризнанным и значимым? И это сомнение легко можно принять за правое и истинно серьезное отношение к делу. Однако на самом деле те, кто гордится указанием на это затруднение, не видят из-за деревьев леса, и здесь имеются лишь те сомнение и затруднение, которые они сами создают. Более того, выдвигаемые ими сомнение и затруднение служат доказательством того, что им нужно нечто другое, не общепризнанное и значимое, не субстанция правого и нравственного. И если бы ими действительно руководила забота об этом, а не суетность и стремление к особенности своего мнения и бытия, то они держались бы субстанциально правого, а именно велений нравственности и государства, и строили бы соответственно этому свою жизнь. Дальнейшая трудность проистекает из того, что человек мыслит и ищет в мышлении свою свободу и основания нравственности. Это право, сколь оно ни возвышенно, ни божественно, превращается, однако, в неправо (Unrecht), и если мышление состоит лишь в том, что знает себя свободным только тогда, когда отступает от общепризнанного и значимого и может изобрести для себя нечто особенное.

Представление, будто свобода мышления и духа доказывается вообще лишь отступлением от публично признанного и даже враждебностью к нему, наиболее укоренилось в наше время по отношению к государству, и соответственно этому странным образом кажется, что философия имеет своей существенной задачей дать теорию, причем теорию новую и особенную. Наблюдая за возникновением этого представления и связанной с ним деятельности, можно подумать, что на свете еще не было ни государства, ни государственного устройства, что их нет и теперь, что лишь теперь — и это теперь все еще длится — надлежит начинать все с самого начала и нравственный мир только и ждал подобного теперешнего измышления, вникания и обоснования. Относительно природы допускают, что философия должна познавать ее как она есть, что философский камень находится где-то, но где-то в самой природе, что она разумна в себе и что задача знания исследовать и постигать в понятиях этот присутствующий в ней действительный разум, исследовать и постигать не появляющиеся на поверхности образования и случайности, а ее вечную гармонию в качестве ее имманентного закона и сущности. Напротив, нравственный мир, государство, разум, каким он осуществляет себя в сфере самосознания, не должен, по их мнению, обладать счастьем быть разумом, который в самом деле достиг в этой сфере силы и власти, утвердился и пребывает в ней. Духовный универсум должен быть предоставлен случаю и произволу, должен быть покинут Богом, так что, согласно этому атеизму в области нравственного мира, истинное находится вне его, но вместе с тем, так как в нем должен быть и разум, истинное есть только проблема. Это дает право каждому мышлению, даже является его обязанностью, заняться этой проблемой, но не для того чтобы искать философский камень, ибо благодаря философствованию нашего времени мы избавлены от поисков и каждый уверен, что он непосредственно, как он есть, обладает этим камнем.

Случается, правда, что те, кто живет в этой действительности государства и чьи знания и стремления находят в ней удовлетворение,— а их много, даже больше тех, кто это знает и сознает, ибо в сущности таковы все — что, следовательно, по крайней мере те, кто сознательно находит свое удовлетворение в государстве, смеются над этими попытками и уверениями и относятся к ним как к пустой игре, забавной или несколько более серьезной, потешной или опасной. Эта беспокойная деятельность рефлексии и суетности, так же как и отношение, которое она встречает, была бы лишь делом для себя, по-своему развивающимся в себе, если бы в результате всего этого не вызывала презрения и не дискредитировалась философия вообще. Худший вид такого презрения заключается в том, что, как уже было сказано, каждый убежден, что он без особых усилий может разобраться в философии и высказать о ней свое суждение. Ни одному искусству, ни одной науке не выказывается эта последняя степень презрения, никто не предполагает, что обладает ими исконно.

И в самом деле, то, что философия новейшего времени предлагала нам с величайшей самоуверенностью в своих высказываниях о государстве, пожалуй, действительно давало право каждому желающему участвовать в обсуждении вопроса, питать уверенность в том, что он без всякой подготовки может высказывать подобные мысли и тем самым обрести доказательство в обладании философией. К тому же так называемая философия со всей определенностью высказала, что само истинное познано быть не может, что истинным о нравственных предметах, прежде всего о государстве, правительстве и государственном строе, является то, что каждый ощущает в своем сердце, душе и вдохновении. Чего только не преподносили, в особенности юношеству, по этим вопросам! И юношество слушало. «Возлюбленному своему он ниспосылает во сне» — этот стих применяют к науке, и тем самым каждый спящий стал причислять себя к возлюбленным Божиим. Разумеется, соответствующее он и получал во сне понятий. Глава этого поверхностного мышления, именующего себя философствованием, господин Фриз не постеснялся в речи, произнесенной им на получившем печальную известность публичном торжестве, дать следующее представление о государстве и государственном устройстве: «У народа, у которого господствовал бы подлинный дух общности, в каждое общественное дело привходила бы жизнь снизу, из народа; каждой отдельной отрасли народного образования и служения народу посвящали бы себя живые общественные союзы, неразрывно объединенные священными узами дружбы», и т. п. Таков основной смысл поверхностности; вместо того чтобы полагать в основание науки развитие мысли и понятия, она основывает ее на непосредственном восприятии и случайном воображении; вместе с тем она растворяет богатую расчлененность нравственного в себе, которая и есть государство,— архитектонику ее разумности, порождающую посредством определенного различения сфер публичной жизни и их правомерности, посредством строгой соразмерности, приданной каждой колонне, арке и контрфорсу, силу целого из гармонии его членов,— растворяет это завершенное здание в смеси побуждений «сердца, дружбы и вдохновения». Подобно тому, по Эпикуру, как мир вообще, так и, согласно этим представлениям, нравственный мир должен быть отдан — хотя этого, конечно, не происходит — во власть субъективной случайности мнения и произвола. Этим простым домашним средством, сводящимся к тому, чтобы основывать на чувстве то, что представляет собой работу разума и его понимания,— работу, совершавшуюся в течение многих тысячелетий, мы, правда, освобождаемся от всех усилий разумного понимания и познания, руководимого спекулятивным понятием. У Гёте — это достаточный авторитет; Мефистофель говорит об этом примерно следующее, я цитировал это также в другой связи:

Лишь презирай свой ум, да знанья светлый луч,

Все высшее, чем человек могуч,

Тебя освоит дух лукавый,—

Тогда ты мой без дальних слов! 

Легко себе представить, что подобное воззрение принимает также образ благочестия, ибо в чем только это поверхностное мышление не искало опоры! Его сторонники полагали, что с помощью благочестия и Библии они обрели высшее право относиться с презрением к нравственному порядку и объективности законов. Ибо и благочестие также превращает развернутую в мире в органическое царство истину в более простое созерцание чувства. Однако в той мере, в какой благочестие истинно, оно отказывается от формы чувства, как только выходит за пределы внутреннего переживания и вступает в полосу яркого света дня, развернутого и открытого богатства идеи; оно приносит из своего внутреннего служения Богу почитание в себе и для себя сущей истины, возвышающейся над субъективной формой чувства, и почитание законов.

Можно при этом отметить особую форму нечистой совести, проявляющуюся в том виде красноречия, которым кичится эта поверхностность; причем прежде всего она сказывается в том, что там, где в ней более всего отсутствует дух, она больше всего говорит о духе; там, где она наиболее мертвенна и суха, она чаще всего употребляет слова жизнь и ввести в жизнь, где она проявляет величайшее, свойственное пустому высокомерию себялюбие, она чаще всего говорит о народе. Но особо ее отличает ненависть к закону. В том, что право и нравственность и подлинный мир права и нравственного постигают себя посредством мысли, посредством мысли сообщают себе форму разумности, а именно всеобщность и определенность, в этом, в законе, это чувство, оставляющее за собой право на произвол, эта совесть, перемещающая правое в область субъективного убеждения, с полным основанием видят наиболее враждебное себе. Форма правого как обязанности и закона воспринимается этим чувством как мертвая, холодная буква, как оковы, ибо оно не познает в нем самого себя, не познает себя в нем свободным, поскольку закон есть разум предмета, и этот разум не дозволяет чувству согреваться своей собственной частной обособленностью. Поэтому закон, как мы заметили где-то в данной работе,— тот признак, по которому можно отличить ложных братьев и друзей так называемого народа.

Так как произвольное извращение присвоило себе название философии и в широкой публике сложилось представление, будто такого рода измышления и есть философия, то стало едва ли не бесчестным говорить философски о природе государства; и нельзя сетовать на то, что порядочные люди выражают нетерпение, как только услышат, что речь идет о философской науке, о государстве. Еще менее приходится удивляться тому, что правительства обратили наконец внимание на подобное философствование, ибо у нас философия вообще не является, подобно тому как это было у греков, частным искусством, а существует как официальное занятие, затрагивающее жизнь общества, и находит свое применение преимущественно или даже единственно на государственной службе. Если правительства выказали такое доверие своим посвятившим себя этой (§ 258)специальности ученым, что всецело положились на них во всем том, что касается разработки и содержания философии,— хотя кое-где это было, пожалуй, не столько доверием, сколько равнодушием к самой науке, и кафедра ее была оставлена лишь в силу традиции (во Франции, насколько мне известно, кафедры метафизики были во всяком случае действительно упразднены),— то им в ряде случаев дурно отплатили за это доверие; там же, где можно скорее говорить о равнодушии, результат, исчезновение основательного познания, следует рассматривать как кару за подобное равнодушие. На первый взгляд может казаться, что поверхностность больше всего соответствует по крайней мере внешнему порядку и спокойствию, так как она не только не касается субстанции вещей, но даже не подозревает о ее существовании; следовательно, против нее, казалось бы, ничего нельзя иметь, по крайней мере в полицейском отношении, если отвлечься от того, что государство нуждается также в глубоком образовании и понимании и требует удовлетворения этой потребности от науки. Однако поверхностность в философии, поскольку она касается вопросов нравственности, права и долга вообще, приходит по логике вещей к тем принципам, которые и составляют поверхностность в этой сфере, к принципам софистов, так хорошо нам известным из сочинений Платона, — к принципам, основывающим то, что есть право, на субъективных целях и мнениях, на субъективном чувстве и частном убеждении, к принципам, ведущим к уничтожению как внутренней нравственности, добропорядочности и совести, любви и права в отношениях между частными лицами, так и публичного порядка и государственных законов. Значение, которое такие явления должны обрести для правительств, нельзя устранить ссылкой на звание, опирающееся на оказанное доверие и авторитет должности, способное предъявить государству требование не препятствовать тому, что замутняет субстанциальный источник поступков, всеобщие принципы, не препятствовать даже проявляемому упорству, как будто так оно и должно быть. Кому Бог дает должность, тому он дает и ум,— гласит шутливая пословица, которую вряд ли кто-нибудь станет воспринимать всерьез в наше время.

В том, что правительства в силу обстоятельств вспомнили о важности философствования, нельзя не усмотреть момент покровительства и поощрения, в котором в ряде аспектов стало нуждаться занятие философией. Ибо когда мы видим, что в столь многочисленных сочинениях по положительным наукам, а также в религиозно-назидательной и другой литературе неопределенного содержания не только высказывается то презрение к философии, о котором мы говорили выше, что те, кто обнаружил, что они полностью отстали в культуре мышления и что философия для них нечто совершенно чуждое, не только трактуют ее как то, с чем они уже давно покончили, но и выступают против философии, объявляют ее содержание — постигающее в понятиях познание Бога и физической и духовной природы, познание истины — нелепым и даже греховным притязанием; когда мы видим, как обвиняют, унижают и осуждают разум, и вновь разум, и в бесконечных повторениях разум, или когда нам по крайней мере дают понять, сколь обременительны для значительной части деятельности, именуемой научной, все-таки неотвратимые притязания понятия,— когда, повторяю, перед тобой возникают подобные явления, то едва ли не приходишь к мысли, что с этой стороны традиция не встретила бы уважения и не была бы достаточным основанием, чтобы обеспечить занятиям философией терпимость и официальное существование *. Распространенные в наше время декламации и обвинения против философии представляют странное зрелище: с одной стороны, они получают свое оправдание в той поверхностности, до которой деградировала эта наука, с другой — сами коренятся в той сфере, против которой они столь неблагодарно направляют свои нападки.

Ибо тем, что так называемое философствование объявило познание истины глупой затеей, оно нивелировало все мысли и все предметы — подобно тому как римские императоры в своем деспотизме уравняли патрициев и рабов, добродетель и порок, честь и бесчестье, знание и невежество,— так что понятия истинного, законы нравственности оказываются не чем иным, как мнениями и субъективными убеждениями, и самые

* Подобные мысли пришли мне в голову при чтении письма Иоганна Мюллера (Werke, Teil VII. S. 56. Tubingen, 1810-1812), где он, говоря о положении в Риме в 1803 г., когда этот город находился под французским владычеством, пишет среди прочего следующее: «Профессор, которого спросили, каково положение публичных учебных заведений, ответил: On les tolere comme Ics bordels» (Их терпят, как бордели). Мы иногда можем услышать, как даже рекомендуют заниматься так называемым учением о разуме, а именно логикой, исходя, по-видимому, из убеждения, что ее как сухую и бесплодную науку либо вообще не станут изучать, либо, если это иногда и случится, найдут в ней лишь бессодержательные, следовательно, ничего не дающие и ничему не вредящие формулы, и тем самым эта рекомендация никоим образом не принесет вреда, хотя не принесет и пользы.

преступные принципы обладают в качестве убеждений равным с этими законами достоинством, а всякий объект, каким бы пустым и частным он ни был, всякий, пусть даже самый незначительный, вопрос обладают таким же достоинством, как то, что составляет интерес всех мыслящих людей и служит узами нравственного мира.

Поэтому следует признать счастьем для науки в действительности, как мы уже указали,— это действительно необходимость, коренящаяся в природе предмета,— что это философствование, которое в качестве школьной премудрости могло и далее ткать свою нить, пришло в близкое соприкосновение с действительностью, в которой к принципам права и обязанностей относятся со всей серьезностью и которая живет в свете сознания этих принципов, и что таким образом дело дошло до открытого разрыва. Именно в вопросе об отношении философии к действительности и господствуют недоразумения, и тем самым я возвращаюсь к тому, на что указал раньше: философия, именно потому что она есть проникновение в разумное, есть постижение наличного и действительного, а не выставление потустороннего начала, которое бог знает где существует, вернее, можно с уверенностью сказать где, а именно в заблуждении одностороннего, пустого резонирования. В ходе дальнейшего изложения я замечаю, что даже платоновская республика, которая вошла в пословицу как образец пустого идеала, по существу отражала не что иное, как природу греческой нравственности, и что затем Платон в сознании врывающегося в нее более глубокого принципа, который непосредственно мог в ней выступить только как еще не удовлетворенное стремление и, следовательно, как гибель, должен был, исходя именно из этого стремления, искать помощь против него; однако искать эту помощь, которая должна была прийти свыше, он мог ближайшим образом только во внешней особенной форме греческой нравственности, посредством нее он полагал преодолеть этот гибельный принцип и тем самым глубоко ранил ее глубокое влечение, свободную бесконечную личность. Но тем самым Платон проявил величие своего духа в том, что именно тот принцип, вокруг которого вращается отличительная особенность его идеи, и есть та ось, вокруг которой вращалось тогда предстоящее преобразование мира.

Что разумно, то действительно;

и что действительно, то разумно.

Этого убеждения придерживается каждое непосредственное сознание, как и философия, и из этого убеждения философия исходит в своем рассмотрении как духовного, так и природного универсума. Если рефлексия, чувство или какая бы то ни было форма субъективного сознания рассматривает настоящее как нечто суетное, считает, что она превзошла его и обладает лучшим знанием, то она пребывает в суетности, а так как она сама обладает действительностью лишь в настоящем, то она сама лишь суетность.

Если же, напротив, идея считается тем, что есть не более, чем идея, представление в некоем мнении, то с помощью философии мы приходим к пониманию того, что действительна только идея. Все дело в том, чтобы в видимости временного и преходящего познать субстанцию, которая имманентна, и вечное, которое присутствует в настоящем.

Ибо, вступая в своей действительности одновременно и во внешнее существование, разумное, синоним идеи, выступает в бесконечном богатстве форм, явлений и образований, окружает свое ядро пестрой корой, в которой прежде всего застревает сознание, через которую проникает лишь понятие, чтобы нащупать внутренний пульс и ощутить его биение также и во внешних образованиях. Однако бесконечно многообразные отношения, образующиеся в этой внешней оболочке благодаря свечению в нее сущности, этот бесконечный материал и его регулирование, не есть предмет философии. В противном случае она вмешалась бы в ход вещей, ее не касающийся; в этой области она может не трудиться давать добрые советы; Платон мог бы воздержаться от рекомендации нянькам не стоять с детьми на одном месте, а всегда качать их, и Фихте мог бы воздержаться от конструирования, как это тогда называли, усовершенствования паспортной системы, которое сводилось к тому, что в паспорта подозрительных лиц помещались не только их приметы, но и их изображения. В такого рода измышлениях нет и следа философии, и она тем более может отказаться от подобной сверхпремудрости, что по отношению к этой бесконечной массе предметов она должна проявить величайшую либеральность. Тем самым наука покажет, что она далека от той ненависти, которую суетное всезнание питает к множеству обстоятельств и учреждений,— от ненависти, в которой мелочность находит свое величайшее удовлетворение, так как только таким образом она обретает чувство собственного достоинства. Итак, данная работа, поскольку в ней содержится наука о государстве, будет попыткой постичь и изобразить государство как нечто разумное в себе. В качестве философского сочинения она должна быть дальше всего от того, чтобы конструировать государство таким, каким оно должно быть; содержащееся в нем поучение не может быть направлено на то,чтобы поучать государство, каким ему следует быть; его цель лишь показать, как государство, этот нравственный универсум, должно быть познано.

Idon Rodox idon cai to phdhma.

Hic Rhous, hic saltus.   

Задача философии — постичь то, что есть, ибо то, что есть, есть разум. Что же касается отдельных людей, то уж, конечно, каждый из них сын своего времени; и философия есть также время, постигнутое в мысли. Столь же нелепо предполагать, что какая-либо философия может выйти за пределы современного ей мира, сколь нелепо предполагать, что индивид способен перепрыгнуть через свою эпоху, перепрыгнуть через Родос. Если же его теория в самом деле выходит за ее пределы, если он строит мир, каким он должен быть, то этот мир, правда, существует, но только в его мнении, в этом податливом материале, позволяющем строить что угодно.       Несколько перефразированное вышеприведенное высказывание гласило бы:

Здесь роза, здесь танцуй.

То, что лежит между разумом как сознающим себя духом и разумом как наличной действительностью, что отделяет первый от второго и не позволяет обрести в нем удовлетворение, представляет собой оковы какой-нибудь абстракции, не достигшей освобождения в понятии. Познать разум как розу на кресте современности и возрадоваться ей — это разумное понимание есть примирение с действительностью, которое философия дает тем, кто однажды услышал внутренний голос, требовавший постижения в понятиях и сохранения субъективной свободы не в особенном и случайном, а в том, что есть в себе и для себя.

Это составляет также конкретный смысл того, что выше было более абстрактно обозначено как единство формы и содержания, ибо форма в ее конкретнейшем значении есть разум как постигающее в понятиях познание, а содержание есть разум как субстанциальная сущность нравственной и природной действительности; осознанное тождество обоих есть философская идея. Есть какое-то великое упрямство, упрямство, которое делает честь человеку, в решении не признавать никакого нравственного убеждения, пока оно не получит оправдания посредством мысли, и это упрямство представляет собой характерную черту нового времени, а также является принципом протестантизма. То, что Лютер 20 впервые воспринял в чувстве и свидетельстве духа как веру, это же достигший большей зрелости дух стремится охватить в понятии, освободить себя таким образом в настоящем и посредством этого найти себя в нем. То, что гласит ставший знаменитым афоризм — половинчатая философия отдаляет от Бога (это та же половинчатость, которая полагает познание в приближении к истине), истинная же философия приводит к Богу,— относится и к государству. Подобно тому как разум не удовлетворяется приближением, которое ни холодно, ни горячо, и поэтому извергается, он не удовлетворяется и холодным отчаянием, допускающим, что во временной жизни все плохо или в лучшем случае посредственно, но ничего другого в ней нечего и ждать и только поэтому следует примириться с действительностью; познание дает нам более тесное примирение с ней.

Что же касается поучения, каким мир должен быть, то к сказанному выше можно добавить, что для этого философия всегда приходит слишком поздно. В качестве мысли о мире она появляется лишь после того, как действительность закончила процесс своего формирования и достигла своего завершения. То, чему нас учит понятие, необходимо показывает и история,— что лишь в пору зрелости действительности идеальное выступает наряду с реальным и строит для себя в образе интеллектуального царства тот же мир, постигнутый в своей субстанции. Когда философия начинает рисовать своей серой краской по серому, тогда некая форма жизни стала старой, но серым по серому ее омолодить нельзя, можно только понять; сова Минервы начинает свой полет лишь с наступлением сумерек.

Но пора окончить это предисловие; в качестве предисловия оно должно было лишь внешне и субъективно сказать несколько слов о точке зрения произведения, которому оно предпослано. Говорить о каком-нибудь содержании философски можно, только трактуя его научно и объективно; по той же причине возражения иного рода, чем научное рассмотрение самого предмета, автор вынужден будет считать лишь субъективным послесловием и необоснованными уверениями и останется к ним равнодушным.

Берлин, 25 июня 1820 г.

Прибавление. Существуют законы двоякого рода: законы природы и законы права. Законы природы абсолютны и имеют силу так, как они есть: они не допускают ограничения, хотя в некоторых случаях могут быть и нарушены. Чтобы знать, в чем состоит закон природы, мы должны постигнуть природу, ибо эти законы верны; ложными могут быть лишь наши представления о них. Мерило этих законов находится вне нас, и наше познание ничего им не прибавляет, ни в чем не способствует им: глубже может стать только наше познание их. Знание права, с одной стороны, такое же, с другой — иное. Мы узнаем эти законы тоже просто такими, как они есть: так более или менее знает их гражданин, и изучающий позитивное право юрист также исходит из того, что дано. Различие между этими двумя типами законов состоит в том, что при изучении правовых законов действует дух рассмотрения и уже само различие законов заставляет обратить внимание на то, что они не абсолютны. Правовые законы — это законы, идущие от людей. Внутренний голос может либо вступить с ними в коллизию, либо согласиться с ними. Человек не останавливается на налично сущем, а утверждает, что внутри себя обладает масштабом правого: он может подчиниться необходимости и власти внешнего авторитета, но никогда не подчиняется им так, как необходимости природы, ибо его внутренняя сущность всегда говорит ему, как должно быть, и он в себе самом находит подтверждение или неподтверждение того, что имеет силу закона. В природе величайшая истина состоит в том, что закон вообще существует. В законах права предписание имеет силу не потому, что оно существует, и каждый человек требует, чтобы оно соответствовало его собственному критерию. Здесь, следовательно, возможна коллизия между тем, что есть, и тем, что должно быть, между в себе и для себя сущим правом, остающимся неизменным, и произвольным определением того, что есть право. Такое разделение и такую борьбу мы обнаруживаем лишь в области духа, а так как это преимущество духа как будто ведет к раздору и бедствиям, то нам часто предлагают обратиться от произвола жизни к изучению природы и видеть в ней образец для себя. Однако именно эти противоположности между правом в себе и для себя и тем, чему произвол сообщает силу права, вызывают потребность основательно изучить право. В праве человек должен найти свой разум, должен, следовательно, рассматривать разумность права, и этим занимается наша наука в отличие от позитивной юриспруденции, которая часто имеет дело лишь с противоречиями. В наше время эта потребность стала еще более настоятельной, ибо в прежние времена к существовавшим законам еще питали благоговейное уважение; теперь же образованность эпохи приняла другое направление, и во главе всего, что должно быть признано значимым, стала мысль. Теории противопоставляют себя существующему и претендуют на то, чтобы самими по себе являться правильными и необходимыми. Поэтому теперь возникает особая потребность познать и постигнуть мысли, лежащие в основе права. Поскольку мысль возвысилась до существенной формы, надо стремиться понять и право как мысль. Может показаться, что понимание права как мысли открывает путь к случайным мнениям, однако истинная мысль не есть мнение о предмете, а понятие самого предмета. Понятие предмета не дается нам от природы. У каждого человека есть пальцы, он может получить кисть и краски, но это еще не делает его художником. Так же обстоит дело и с мышлением. Мысль о праве не есть нечто такое, чем каждый обладает непосредственно; лишь правильное мышление есть знание и познание предмета, и поэтому наше познание должно быть научным.

ВОТ НАРОД МОЙ И ПРОРОК ЕГО МЕНАХЕМ

Две тысячи лет идет иудейская война. Реформа римского права - Революция Преображения. Мошиах

ИУДЕЙСКАЯ ВОЙНА. РЕВОЛЮЦИЯ ПРЕОБРАЖЕНИЯ

МОШИАХ РЕВОЛЮЦИЯ ПРЕОБРАЖЕНИЯ

О, плачь о тех, в чьем прахе Вавилон,

Чьи храмы пусты, чья отчизна — сон!

О смолкшей арфе Иудеи плачь:

Там, где жил бог, теперь живет палач.

Где смоет Израиль с израненных ног

Засохшую кровь бесконечных дорог?

И где же напев Иудеи найти,

Что вызовет трепет, забытый почти?

Ноги в дороге избиты, измучена грудь;

Где ты спасешься? Приют обретешь где-нибудь?

Норы — для лис, а для ласточек — тысячи гнезд,

Для человека — отчизна, а для Иудеи — погост.

 

 

ЗА БАБУШЕК И ДЕДУШЕК                        ЗА МАМУ И ОТЦА

 

УБИТЬ НЕЛЬЗЯ ОСТАВИТЬ

УБИТЬ НЕЛЬЗЯ ОСТАВИТЬ

Трус, ничтожная скотина

Разрушитель Храма!

Бей сефарда! Режь гумьера

Сарацина-хама!

О НЕМОМ НАРОДЕ

ПРЕДВЕСТИЕ АРАБСКИХ ПОГРОМОВ

Проект заявления в полицию

о ГЕНОЦИДе ЕВРЕЕВ НА ТРАНСПОРТЕ

Вечером 6 августа 2023 г. я вошел в городской автобус и сел на первое сидение. В самом начале поездки водитель автобуса угрожающе посмотрел на меня и сказал: «Ты неделю назад сидел на этом сидении и украл мои очки». Я сказал, что это выдумка. Он принял агрессивный вид, показывая, что намерен довести свою задумку до тяжелого конца, накалял атмосферу и требовал очки. Понимая, что он от меня не отстанет и что я должен буду обратиться в полицию, я сфотографировал его для предъявления полиции, если он доведет до драки, как в подворотне, когда бандит требует сигарету. Затем он инсценировал ситуацию, якобы я ему мешаю ему, остановил автобус, высадил пассажиров и куда-то позвонил.

Прошу взять на контроль данный случай, поскольку я езжу этим автобусом, в дальнейшем он может угрожать мне физически. Таким же образом может сказать, что я украл неделю назад с первого сидения его кошелек с деньгами или документами и завязать драку.  

Если подобное случится, я подам жалобу на превышение водителем служебных полномочий и угрозу моей жизни. Не исключено, что будет и другой водитель, которому это передаст мою фотографию для подобной инсценировки. Прошу стереть мое фото из его телефона, чтобы не подвергать меня опасности нападения со стороны его арабских друзей. Впрочем, я не боюсь. Это война арабо-палестино-марокканского фашизма с евреями, которые ее проиграли давно и влачат последний период своего существования в забытьи разума и отчужденном восприятии реальности. Обнаглела от безнаказанности арабская сволочь цепляется к евреям и, как в Хайфе, сжигает ученых и не только. Дело пошло-поехало. Я рассказал, что и как поехало на транспорте Мири Регев, где власть захватили арабы и их духовные псевдоеврейские братья. Партия ваш рулевой. Не идея, партия! Всякое чмо получает государство, потом над ним глумится. Даже на транспорте. А между тем, государство - это я, истина. Он - наш убийца и ваш рулевой.

 

ЗА РУЛЕМ ПАЛАЧ

 

РЕФРЕН

О, плачь о нас, в чьем прахе Вавилон,

Чьи храмы пусты, чья отчизна — сон!

О смолкшей арфе Иудеи плачь:

Там, где жил бог, теперь живет палач.

Где смоет Израиль с израненных ног

Засохшую кровь бесконечных дорог?

И где же напев Иудеи найти,

Что вызовет трепет, забытый почти?

Ноги в дороге избиты, измучена грудь;

Где мы спасемся? Приют обретем где-нибудь?

Норы — для лис, а для ласточек — тысячи гнезд,

Для человека — отчизна, а для Иудеи — погост.

Политика правительства и марокканского большинства привела к засилью арабов не только на транспорте, что приведет к погромам с использованием государственного транспорта, когда евреев будут выбрасывать на ходу, что со мной уже было на той же линии год назад, и вывозить евреев автобусами с рейса и расстреливать везде, где будут ждать их арабо-палестинские сообщники бандитов на исламизированном общественном транспорте. Зато партия Нетаниягу получила голоса, неизвестно зачем, когда вся власть в руках марокканцев (сарацинов) и их арабских сообщников по духу.

Я не сказал, что Нетаниягу будет стоять за евреев. Я сказал, что Нетаниягу паллиатив, временная передышка перед окончательным решением еврейского вопроса псевдоевреями всех партий, члены которых перебегают из партии в партию, оставляют за собой своих судей, своих прокуроров, своих последователей во всех партиях, во всех государственных и негосударственных и общественных организациях Израиля.

ЕВРЕЯМ ДИАСПОРЫ

Араб и марокканец, или сарацин/гумьер - это одна исламская душа, единый дух ненависти к евреям, которая выльется в погромы и убийства здесь, в Израиле. Подумайте, прежде чем ехать в эту фашистскую клоаку, где еврейский вопрос уже решен, марокканцы, арабы, палестинцы - этот конгломерат криптогерманцев и ислама имеет решающую силу для ликвидации евреев. Немедленно убрать арабов с транспорта! Но разве это волнует Нетаниягу? Что он понимает во всем, кроме голосов избирателей? Ошибся ли Любавичский Рабби в Нетаниягу или нет? На испытание нет времени, арабы истребляют евреев, воспользовавшись римским правом там, где ни один народ, ни одна нация, ни одно государство не допускают голосования, как евреи. Везде существует право первородства, прикрытое демократией и свободой. Свое первородство Рим "обосновывает" арийскими корнями германской нации. И Россия обосновывает свое первородство арийскими корнями германской нации, поскольку и Рим, и Россия принадлежат Мальтийскому ордену. И Байден служит Мальтийскому ордену. Поэтому во всех так наз. странах господствует Рим с тысячелетней генеалогией римского века. Рим не церемонится: чик-чак, и головы нет. Демократия только у колониальных псов, таких, как Израиль, где шайки партийных ублюдков по программам единого мальтийского центра разыгрывают борьбу, являясь единым субстратом бастардов разных туземных отбросов.

ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ПРОВЕРКИ НА МЕСТНОСТИ

Очистить транспорт и госучреждения от арабов, палестинцев и других врагов еврейского народа, захвативших Израиль и доводящих фашистский переворот до его логического завершения. Евреи проsрали государство, их, то есть вас, друзья, все равно вырежут. Вы не видите сущность происходящего и мыслите абстрактно, глупо и обреченно. Мошиах это разум и воля к свободе, к победе над Римом, сидящим в каждом вашем нерве, который служит вашему врагу. Мошиах тянет вас из рабства. Но как вы поймете рабство, если вы рабы по своему уму и не имеете слов для определения понятий и категорий? Вы в своем уме? Если да, то что ваш ум, как не римское право? Но римское право есть смерть Израиля и палестинская провинция и аль-акса. Да, вы в своем уме, ибо вы не евреи, вы римляне, вас это устраивает. Устраивает арабо-германский фашизм под личиной еврейского государства Израиль. А между тем, я продолжу рассмотрение методов геноцида евреев проксигерманцами, или иранцами (арийцами). Ничего естественного, сплошь бастарды римского века, один центр управления, Мальта.

САРАЦИН-БЕРБЕР-МАВР ПОД ЛИЧИНОЙ ЕВРЕЯ ВАНУНУ КРЕСТОНОСЕЦ

КимнийEzraElЛевит

2071/06_Маркс

06.08.23

 

О РАЗДЕЛЕНИИ ЕВРЕЕВ И АРАБО-ПАЛЕСТИНСКИХ УНТЕРМЕНШЕЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ

 

Транспорт должен быть раздельным. Арабы должны управлять арабским, а евреи еврейским транспортом. Нет и не должно быть свобод грязным арабам, презирающим евреев в еврейском государстве. Даже с точки зрения безопасности и спокойствия евреев. На арабском направлении должны ходить арабские автобусы. Мы должны чувствовать себя в своем еврейском государстве, а животная арабская скотина − уничтожена на корню в Эпоху Мошиаха! Отвоевать города и территории Израиля у арабов путем военного уничтожения грязных подонков, глумящихся над евреями и готовых к исламскому перевороту и погромам. Руководство Израиля низко пало и предало евреев, сдает территории и уничтожает нас в Земле Обетованной, где всякий и каждый партийный и уголовный ублюдок глумится над евреями. Арабо-палестинский террор можно и нужно подавить диктатурой еврейского народа, силой оружия! Пока не поздно. Изгнать из Минтранса марокканскую мафию, связанную с арабскими уголовниками. Ликуд - партия магрибских педерастов, сарацинов, гумьеров, захвативших Израиль и ведущих геноцид еврейского народа. Демократия есть фикция преступников в еврейской шкуре, натянутой на них нацистами Третьего рейха, внедрившего в этнологос Израиля туземные племена Магриба и не только. Хватит убивать нас, паршивые израильские ублюдки под видом евреев! Хватит прятаться под именем евреев, пора открыть вашу поганую нацистскую рожу, прямо заявить, что вы ведете геноцид евреев, вы окончательно решаете еврейский вопрос, называя себя евреями и раввинами, не будучи ни евреями ни раввинами. Война так война. Вы не будете продолжать уничтожение евреев, прикрываясь именем евреев и использовать фашистские суды и прокуратуры, назначенные вами и вашими нацистскими предшественниками под видом евреев! Долой фашистскую диктатуру оборотней в еврейской шкуре! Или Израиль станет еврейским и спасет евреев, или вы будете уничтожены. Если не силой оружия, то силой природы!

Евреи взяли на себя обет верности Богу. Но им не нужен Бог, не нужен Храм, все фальшиво, ложные раввины, как и ложные генералы, прокуроры, судьи. Нет истины еврейского народа, пал народ, неспособен бороться за свое государство и сдал его врагу. Разрушители Храма - это те, кто охраняет аль-аксу, это евреи, которые не являются евреями. Им не нужен Храм, они служат аль-аксе. Произошла во всех отношениях подмена евреев лжеевреями и раввинами дилетантами-самоучками, которым кажется, что они раввины и евреи. Нет, это место гибели еврейского народа, западня. Лучше галут, чем смерть в обмане среди врагов, притворяющихся евреями и убивающих вас и ваших детей. Знайте же, что продажные диссиденты заманили вас в ловушку, из которой вы уже не выйдете. Здесь вас добьют если не сейчас, то ваше ближайшее потомство. Вы - жертва продуманной оперцации геноцида, окончательного решения еврейского вопроса в Израиле. Вы нужны этим ублюдкам с тем, чтобы прикрываться еврейством и уничтожать другие народы Римской империи. Да, это Рим, это тот же Рим. Не обольщайтесь, живыми вы не уйдете, капкан довольно велик для осознания этими ничтожествами, которые называют себя евреями. Молитесь о легкой смерти, если это вам поможет. Иллюзии не помогут, нет еврейской религии, нет еврейского государства, нет еврейского Храма. Есть кровь, обман и смерть в государстве трупов в еврейской шкуре, нет духа, нечем отличить и встретить Мошиаха. Ублюдки, за исключением немногих людей еврейского духа, ублюдки вас подавят и не подавятся. Нельзя допустить, чтобы под видом евреев они убивали весь мир. Нельзя допустить, чтобы убийцы играли роль евреев и подменили их после окончательного решения еврейского вопроса. Печально, но факт. Мошиах сделал свое дело, а евреям не нужно то, что было необходимо Моисею, Давиду, Соломону, Маккавеям, Бар-Кохбе. Вас будут убивать не только в автобусах Мири Регев, вас везде достанут ваши сородичи в еврейской шкуре, которых вы не можете отличить даже от обезьян, называя их более чем людьми, считая их евреями, сынами Бога. Ужас.

КимнийEzraElЛевит

2072/06_Маркс

07.08.23

ГОТОВЫ ЛИ ВЫ ВСТРЕТИТЬ МОШИАХА!

ВЫ ЗА ЭТО ОТВЕТИТЕ

ГОТОВЫ ЛИ ВЫ ВСТРЕТИТЬ МОШИАХА!

Кимний EzraEl Левит 2073/06 Маркс 08.08.23

ИТАМАРУ БЕН-ГВИРУ

Уважаемый Итамар. Скажи, пожалуйста, по какой причине ты увольняешь мою жену, которая работает в твоем офисе и прекрасно сервирует стол? Ты об этом не знал, но небольшая зарплата ей не помешала бы. Гениальная женщина, прекрасная во всех отношениях деловой репутации.

ПРИБАВЛЕНИЕ

Вышеизложенный вопрос незаконного именно изгнания моей жены входит в круг общих и частных вопросов, на которые я даю исчерпывающий ответ, важный с точки зрения государства и права не только в Израиле, но и во всех других государствах согласно идее и истине государства и права. В этом нет ничего личного, только объект иллюстрации применения и действия науки философии права. Иными словами, я не выступаю как защитник по праву адвоката, ни как прокурор по праву обвинения, ни как друг по праву сочувствия к человеку, гражданину. Я исследую факт, причину и метод реализации цели его появления. Каким образом явился факт пренебрежения другими весомыми, решающими фактами, бесспорно противоречащими указанному клеветническому факту на субъект государства и права, коим является не только вышепредставленная особа, о которой идет речь, но и я и все мы как участники процесса истории и реальности духа в объективном (государственном и общественном) и субъективном (единичном и личностном) воплощении и выражении. Поднятый и расматриваемый мною вопрос настолько интересен, насколько и важен и для всех и со всех точек зрения, ибо собирает в единый луч света тот революционный импульс разума, который, освещая порок старого мира, возвестит и провозгласит эру Мошиаха.

Кимний

Адресат: Бен-Гвир,

офис в Бней-Браке.

Кимний EzraEl Левит 2073/06 Маркс 08.08.23

МОШИАХ. ГЕУЛА

БРАТЬЯ

ИЗРАИЛЯ

Биньямин Нетаниягу

Бецалель Смотрич

Симха Ротман

Ярив Левин

Бен Гвир

КОНКРЕТНО и ПО СУЩЕСТВУ ДЕЛА

Дело идет о трудовых, а следовательно, и общественных отношениях, в которых высвечивается вся сущность государства и права во все доисторические эпохи его существования: от государства и права бесправия наших дней до государства и права идеи и истины Мошиаха в наши же переломные дни Геулы. Сведущий в вопросах религиозного феномена государства Итамар Бен-Гвир, имеющий юридическую образованность, легко поймет, а если не понимал или не заострял внимание на философии государства и права, незамедлительно сделает это во благо государства и права народа Израиля и всего мира. Будем считать, что наш адресат знает и понимает в сущности рассматриваемый мной вопрос, имеющий ответ уже самим явлением революционного правительства пятерки отважных реформаторов двухтысячелетнего государства/права Римской империи, в которой Израиль может и должен восстать из пепла, оставшегося по сжигании евреев муфтием Иерусалима в лагерях Третьего рейха, передислоцированного фашистами (фашио) после римской войны 1939-1945 гг. в Израиль. В настоящее время Израиль фактически является палестинской провинцией Третьего рейха со столицей в Тель-Авиве, как бы кому ни казалось или хотелось. В этом транзитном путкте истории мы находимся, как бы иное ни казалось еврейским мечтателям. Я не мечтатель, я Мошиах и веду дело Геулы, как и великий процесс революционного Преображения Израиля и исхода из тысячелетий рабства евреев в Римской империи, которая преобразовалась в мировое сообщество германцев (так наз. арийцев) с генеалогией римского века. Подделка еврейских плебеев криптоарабами, проксигерманцами завершена, и они возглавляют государство Израиль во всех составляющих. Этот процесс опирается на римское право и римское войско под личиной ЦАХАЛ, полиции, спецслужб Израиля. Поэтому указанное выше дело о клевете и беспочвенном изгнания человека с работы в офисе министра Бена-Гвира я рассматриваю по существу исторической фабулы Рима и Израиля. Герой этого дела не подзащитный и не жена философа, которого преследует палестинское королевство Израиль. Передо мной конкретно министр нацбезопасности, его клевреты, клевещущие на невинного человека, скрывающие свои имена, прикрывая свое преступление молчанием гражданина палестинского государства Израиль и ведущие окончательное решение не только еврейского, но и американского и британского вопроса. Рассмотрим исторические предпосылки всех перипетий двоевластия в Израиле, где идет геноцид еврейского народа под прикрытием оппозиции реформам римского права и римского государства. Герой этого сюжета работает в офисе министра Бена-Гвира как "ахраи типуль", т. е. ответственный за материальное обеспечение. Она в общем и не герой, слабый человек, женщина. Но герой ли Итамар Бен-Гвир, я хочу определить в процессе рассмотрения данного дела по существу фактов в отношении государства и права.

КимнийEzraElЛевит

2073/06_Маркс

08.08.23

ИСПЫТАНИЕ МОШИАХА

Не человек испытывает Мошиаха, а Мошиах человека. Геула есть освобождение человека, народа. Раскрытие сущности вещей, есть познание. Истинный дух познания есть разум. Наш пророк Менахем говорит о познании Бога. Все наши пророки говорят об этом. Но в Израиле, как и во всем мире, существует суд, отказывающийся доказывать истину, и своего мышления в частности, но при том требующий признать все, что ему вздумается. Более того, всякие-якие партийные ублюдки назначают судей которые всяко-яко признают то, что хотят, и не признают того, чего не хотят признать. Таким образом существует римское право, а следовательно, и римское государство и римская церковь, или римская религия, вогнавшая дух в застенки церкви самопровозглашенных знатоков веры Христа. Но у Христа нет церкви, он нес крест римского благополучия и был распят во имя Рима, против которого восстал. У Христа есть учение пророков Израиля, каковым был он сам. Римляне убили Христа как иудея, революционера, не смирившегося с властью фашистов (фашио), явление которых мы видели в ходе так наз. Второй мировой войны. То была война Римской империи, шестилетняя война 1939-1945 гг. с плебеями всех восставших против рабства провинций. Евреи в этой войне сражались против фашизма наравне и вместе с титульными нациями. Одной из главных целей Рима в этой войне было уничтожение евреев, с тем чтобы народ Израиля не мог вернуться на свою землю. Этот процесс идет сегодня в Израиле и во всем мире. Именно поэтому Пророк Менахем - предтеча Мошиаха, сам Мошиах, призывающий евреев вернуться в Землю Израиля, чтобы построить Храм Соломона. Время определено Богом, и народу Израиля дано право доказать свою избранность в Земле Израиля. Не кому-то, а себе доказать, что не умерла воля и вера евреев, растоптанная кровавым Римом. Это долг евреев и путь к спасению. Однако Израиль захвачен Римом, народ Израиля перемешан с инородными племенами, внедренными Римом в плоть и кровь иудеев настолько, что они не различают себя от суррогатных якобы соплеменников, по сути, врагов евреев, − полчищ римских легионеров, преобразившихся в евреев. Этот процесс идет сейчас в Израиле, и я полагал, что Пятерка храбрых и их соратники не устрашатся, ибо Машиах, как сказал Пророк Менахем, на стороне Нетаниягу, и 119 врагов будут побеждены. Но идет контрреформация реформе римского права, и на примере указанного клеветнического пасквиля сотрудников Итамара Бен-Гвира можно видеть отношение человека, гражданина, еврея, защитника невинных, Бен-Гвира к происходящему в его офисе, распространяющем клевету и порочащем добропорядочного работника, прикрываясь преступными методами производственного террора в расчете на старорежимное беззаконие, царящее у власти палестинских соратников псевдоеврейского истеблишмента фактически мальтийского королевства Израиль под личиной ему ненавистного еврейского государства Израиля. Что ж, практика − критерий истины. Процесс запущен, но еще не настолько, чтобы говорить о поражении Пятерки и реставрации римского права фашизма в МНБ и Израиле. Я заставлю ублюдков Бен-Гвира извиниться перед оклеветанной, униженной и растоптанной душой женщины, честно и преданно посвятившей работе долгие и трудные годы жизни в Израиле. Амэн.

Я не допущу, чтобы Министерство национальной безопасности Израиля снова гнало нас на подобные работы!

ТЕХНИЧЕСКИЙ ВОПРОС ПОЛИТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА

Какую нацгвардию способны создать подонки офиса Бен-Гвира и Министерства нацбезопасности, клеветники, заставляющие фирму-посредника написать на неугодную сотрудницу пасквиль, − с тем чтобы выгнать ее, как паршивую собаку, и освободить место для своих выродков, прибирающих к рукам вооруженную до зубов силу геноцида еврейского народа сбродом имперской полицейщины четвертого рейха гумьеров, нацистов в шкуре евреев? Я вас спрашиваю, избранники народа, не способные контролировать даже свои офисы и министерства? Вопрос не закрыт. Еще есть время остановить эту полицейскую машину фашизма в офисах и министерствах, пока она не ворвалась в государство кровавым зверем палестины Римской империи. Они не ставят целью Храм, они ставят целью геноцид евреев на Храмовой горе! Никто из них не восходил к вершинам еврейского духа, но пасквили в полицейской общине мавров, гумьеров, имеют право именем вооруженной силы королей Марокко и Иордании, всех арабских недоносков Третьего рейха, насилующих обоссавшихся у стены плача плебеев Торы во главе с Агасфером Нетаниягу. Пролятие Израиля окончательно решает еврейский вопрос. Но Мошиах вас не пощадит. Цели ваши низменны, задачи ваши порочны, высоты духа в вас не просвечиваются. Клеветникам из офиса и Министерства нацбезопасности Бен-Гвира придет конец. И чем раньше, тем лучше. Я заставлю вас извиниться перед женщиной, которую вы оклеветали, оскорбили, унизили и выгнали, как весь народ Израиля.

НАРОДУ ИЗРАИЛЯ

Выходите на улицы, это банда паршивых марокканских ублюдков, гумьеров. И если они творят произвол над беззащитной, честной трудолюбивой женщиной, то что они, вооруженные до зубов, сотворят с вами, с нами, с народом Израиля! Остановите их, эту трусливую сопливую команду диктатуры жандармских офисов Израиля.

Все правительства Израиля служат палестине, Риму, имея за границей то, что имеют бастарды пятой колонны Рейха, передислоцирующегося в межгосударственной среде обитания Агасфера, вечного жида, ложного еврея, выдающего себя за религиозного праведника. Спецслужбы, армия, полиция государств совокупной идеальной  Римской империи контролируются пятой колонной бастардов всех этносов, в том числе еврейского профиля. В настоящее время, как было задумано нацистскими создателями Израиля, идет процесс подмены евреев крипто арабским и проксигерманским контингентом, происходит существенная подмена, тотальное замещение евреев суррогатным этносом, идет этнологическая, расовая война Рима с евреями, всеобъемлющий захват и контроль медицинских центров и военных лабораторий позволяет говорить о биологической войне с евреями в Израиле всеми средствами Израиля. Происходит метаморфоз Израиля в государство третьего-четвертого рейха, идет окончательное решение еврейского вопроса. Нетаниягу и не только выделяет на обучение арабов и подобных ублюдков миллиарды, способствуя уничтожению еврейского народа и созданию палестинского образования в буквальном смысле слова под личиной Израиля. Для евреев в СССР была планка 5%, то для арабов в Израиле вообще нет планки, бастарды всех правительств Израиля подменили евреев арабами с обеспеченным высшим образованием и дали им рычаги уничтожения евреев, превратив Израиль в гетто для евреев.

Нетаниягу, как все бастарды, не имеет ничего общего с иудаизмом, у него была возможность доказать иное, но он враг Храма, пристраивает во власть нацистов больше, чем его предшественники. Гетто для евреев охраняет полиция, евреев убивают в армии и на гражданке, в стране и за границей те, кто контролирует министерства, бизнес, финансы, образование, все сферы государства, особенно Минздрав и МВД. Нет еврейской религии, есть фашистская подмена евреев паразитами всех мастей, убийцы еврейского народа, покрываемые Нетаниягу не хуже, чем всеми другими оборотнями третьего-четвертого рейха. Шестнадцать лет заключения Задорова - это прокуратура, суды, следствие, идеологи, партии фашистского Израиля, опустившегося до гомосексуального  насилия над детьми, предназначенными для утех псевдоевреев Нетаниягу, стремящихся получить гвардию гумьерских убийц остатков еврейского плебса в Израиле и за рубежом. Союз с Марокко заключен, Карфаген не у дверей, а в сердце Израиля и действует силами и средствами Израиля под видом евреев и против евреев во всем мире. Лицемерие "религиозного" Нетаниягу очевидно: аль-акса - вот его духовный дом и его религиозная константа. Гумьеры и германцы под видом евреев во главе армии и полиции и ШАБАК обеспечивают убийство евреев в армии, на службе, везде и всегда, где и когда это нужно арабскому и германскому руководству страны под ложным названием Израиль. Твари всех правительств действуют методами гестапо, откeда прибывали их предки и кому служат они, их потомки, молящиеся дьяволу под видом еврейских пророков. Не то, далеко не то желанное еврейское счастье, которого в Освенциме было больше, ибо была надежда, которой уже нет у евреев в Израиле и во всем мире.

ИТАМАРУ БЕН-ГВИРУ, АГАСФЕРУ РИМА

Почему вас и не только вас нельзя допускать к власти? Религиозное воображение не есть научное соображение и тем более научное мышление. Согласно разумному умозаключению, еврейской религии нет, но, если считать религией банду оборотней в кипах, то религия есть, но не еврейская, а марокканская под видом еврейской, ибо захват Израиля неевреями в еврейской шкуре имеет необратимый характер войны Карфагена с Иерусалимом. Мы видим, кто такой Нетаниягу как и все псевдоевреи Израиля. Мы видим, что такое Нетаниягу и не только, мы видим, что Израиль - государства фашизма, античная римская империя в генеалогии патрициев римского века, действующих пятой колонной во всех провинциях империи, условно называемых государствами или же странами. Нетаниягу, как и все римские евреи, исполняет роль капо, прикрываясь иудаизмом, исполняя волю императоров и гнобя плебеев своего вида. Это рабство прикрывается переменно, но постоянно исполняющими роль евреев бастардами всех партий фашистского палестинского образования, терроризирующего еврейский плебс, мифологически уверовавший в свое отечество. Нет, это не отечество, это вонючая клоака нацистских и постнацистских ублюдков под видом евреев, оборотни в еврейской шкуре окончательно разрешают еврейский вопрос на глазах евреев, и Нетаниягу, как все бастарды, обеспечивает финансами арабскую весну под видом, с одной стороны, налаживания мирного сосуществования арабов и евреев, но с другой стороны, − палестинского сопротивления "еврейскому насилию". И евреи верят, что их спасет Мессия. Нет! Вы продали веру нацистам в еврейской шкуре, маврам, гумьерам, германцам, которых вы называете евреми. Расплата неминуема, аль-акса это вы, маленькие жидовские хлюпики, агасферы Рима.

Что касается оскорбления и незаконного изгнания твоими недоумками моей жены, скажу, с пользой для тебя, дорогой юрист. Твои ублюдки постоянно взламывали ее шкафы с провиантом, и всегда была опасность, что они превратят тебя в Литвиненко. Но никогда никто из твоих недоумков не делал ей замечаний, не было повода, не было за что. Зачем же врать, о суки, нагло и при исполнении роли вооруженных голодных защитников народа? Вы, избивающие, преследующие евреев и укрепляющие полицейскую мароккано-германскую банду гвардией гумьеров, мавров, животных тюремщиков, готовы к заключению в тюрьмы, к насилию, пыткам и уничтожению тех, кого ваши предшественники не успели уничтожть в Третьем рейхе. Вы жандармские псы, шакалы Рейха, охраняете аль-аксу по праву вашего исламского первородства. Но теперь вам не удастся сделать это под видом евреев. Будьте вы прокляты! Вот в чем ваше спасение, выродки Агасфера, братья Карфагена и Вавилона, рабы Рима, разыгрывающие из себя евреев. Вы ищете Иран, Хизбаллу? Вы есть Иран и Хизбалла под видом евреев. Ливанские кедры растут в Израиле, − вот ваш пароль. Отзыв: заебётесь трахать.

ЕВРЕИ! В ВАШЕМ ПРАХЕ ВАВИЛОН

РЕФРЕН

О, плачь о нас, в чьем прахе Вавилон,

Чьи храмы пусты, чья отчизна — сон!

О смолкшей арфе Иудеи плачь:

Там, где жил бог, теперь живет палач.

Где смоет Израиль с израненных ног

Засохшую кровь бесконечных дорог?

И где же напев Иудеи найти,

Что вызовет трепет, забытый почти?

Ноги в дороге избиты, измучена грудь;

Где мы спасемся? Приют обретем где-нибудь?

Норы — для лис, а для ласточек — тысячи гнезд,

Для человека — отчизна, а для Иудеи — погост.

Вот почему Нетаниягу и все несменяемые, перебегающие из партии в партию, оставляющие после себя вшивое наследство в константе полиции, судов, рейхсканцелярий премьер-министра, бастарды Рима сделали из Иудеи и страны Бога погост и стену плача вместо Храма. Есть о чем плакать? Не о чем плакать. По погосту не плачут.

РАЗМЫШЛЕНИЕ

Зачем оппозиции суд над Нетаниягу? Он сделал больше, чем оппозиция могла бы сделать для Германии и для Рейха, для Римской империи, если бы просуществовала даже тысячу лет. Он создал систему ложной религии, передал контроль над евреями фашистской партии ШАС и так наз. сефардам и укрепил аль-аксу, запретив на века думать о Храме Соломона. Что еще нужно для полного счастья всех римлян на земле? Разве лишь поссать у Стены плача. Тогда хоть будет за что плакать: за чистый честной сортир.

«ЗА ЧИСТЫЙ И ЧЕСТНОЙ СОРТИР» − ВОТ ЛОЗУНГ И КОАЛИЦИИ, И ОПОЗИЦИИ В ИЗРАИЛЕ

КимнийEzraElЛевит

2074/06_Маркс

09.08.23

БАГАЦ

ИЗ-ЗА ЧЕГО СЫР-БОР

Было бы корыто - партии БУДУТ

סנהדרין

СИНЕДРИОН

И увидел я несправедливость вероломную, и требую наказания без вероломства.

И сужу я не судом иностранным, а судом Высшим, ибо авар-хок - ложный еврей.

ЛЕВИТ-КИМНИЙ

* авар-хок: преступил закон.

Не может Израиль жить по законам Рима. если может, то это не Израиль, а преступление

Тысячелетия рабства шли без суда. я  говорю: синедриону быть. я левий, и я осуждаю рим

пойдете со мной ! или умрете в рабстве

КимнийEzraElЛевит

2075/06_Маркс

10.08.23

СОЗДАНИЕ ВЫСШЕГО СУДА СПРАВЕДЛИВОСТИ И ИСХОД ИЗ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ

ВЫСШИЙ СУД СПРАВЕДЛИВОСТИ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА РИМСКОЙ ИМПЕРИИ

В каждом государстве есть свой Высший суд справедливости, дух народа, хотя он не везде действует, но если действует, то в своем направлении. История - война Высших судов справедливости, которые бывают победителями и побежденными, как Высший суд справедливости Израиля в Третьем рейхе и в сегодняшнем Израиле, который судит по закону Римской империи, а не по закону Синедриона не в Иерусалимском Храме. Справедливость фашистской Германии, как и справедливость Израиля, есть справедливость палестины как провинции Римской империи. Справедливость мира стоит на ложной справедливости палестины и Римской империи. Это мы видим в Израиле, где на месте Синедриона и Иерусалимского Храма находится аль-акса, символ фашистской Германии и Римской империи, всего так называемого мира. Ислам не религия, а средство истребления разума. Но это не наше дело, пусть самоистребляются. Однако ислам - армия фашизма (фасции), банда агрессивных, фанатичных рабов Римской империи. Евреи продали свою душу, Храм и Высший суд справедливости дьяволу, палестине Римской империи. Поэтому иудаизм - мертвая религия, а евреи - лицемеры, не отличающие евреев от врагов, таких врагов, как ШАС, захвативший наиглавнейшие министерства для уничтожения евреев минимальными средствами и за счет государства евреев. Здесь причина необходимости уничтожения религии как идеологического оружия против народа и государства, в том числе народа и государства Израиля. Тора - не религия, и учение - не церковь. Религия и церковь - это оружие войны Рима против свободы познания. Религия - это форма психического отношения к предмету внушения на правах его священности, т. е. безусловной веры, а церковь - обрядовое помещение согласованности прихожан на волне единодушного посвящения ума и воли в программное установление психического отношения к предмету образа веры с целью преклонения, навеваемого монотонным речитативом священника.

ТРАНСЦЕНДЕНТНЫЙ ДУХ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ

нацисты ΙΙΙ рейха. лжеЕЕВРЕЙ БИНЬЯМИН ГИБЛИ римское ВЕКО

АМАН ─ АРМЕЙСКАЯ РАЗВЕДКА ПАЛЕСТИНЫ СОВОКУПНОЙ римской империи

глубокие корни генералов нацистской оппозиции правовой реформе

БИНЬЯМИН ГИБЛИ - УБИЙЦА ЕВРЕЙСКИХ РАЗВЕДЧИКОВ

 

ЧЕМБЕРЛЕН - ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЙ МОНСТР ДРЕВНЕРИМСКОЙ ИМПЕРИИ: РИМСКОЕ ВЕКО

ЧЕМБЕРЛЕН - ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЙ МОНСТР ДРЕВНЕРИМСКОЙ ИМПЕРИИ: РИМСКОЕ ВЕКО

РЕЛИКТОВЫЙ УБЛЮДОК ДРЕВНЕРИМСКОЙ ИМПЕРИИ Б.ГИБЛИ - РИМСКОЕ ВЕКО

ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЙ МОНСТР ДРЕВНЕРИМСКОЙ ИМПЕРИИ ЧЕМБЕРЛЕН − РИМСКОЕ ВЕКО

Хьюстон Стюарт ЧЕМБЕРЛЕН

«ОСНОВАНИЯ ДЕВЯТНАДЦАТОГО СТОЛЕТИЯ»

«Непосредственный опыт показывает нам целый ряд других наблюдений за расой. В противоположность новой, складывающейся англсаксонской расе мы видим, например, сефардов (sephardim), так называемых «испанских евреев» — здесь видно, как истинная раса благодаря чистоте может сохранять свое благородство столетия, даже тысячелетия, как одновременно важно и необходимо различать между действительно благородной выращенной частью народа и всеми остальными. В Англии, Голландии и Италии еще есть истинные сефарды, правда мало, так как они уже не могут избежать соединения с ашкеназами (так называемыми «немецкими евреями»). Так, например, монтефиоры (Montefiores) нынешнего поколения все без исключения женились на немецких еврейках. Но любой, кто путешествовал по востоку Европы, где настоящие сефарды и сегодня избегают всякого общения с немецкими евреями, к которым они испытывают смешное отвращение, согласится со мной, если я скажу, что только увидев и пообщавшись с этими людьми, постигаешь значение еврейства в мировой истории. Это дворянство в полном смысле слова, истинное расовое дворянство! Красивое телосложение, благородная голова, достоинство в речи и жестах. «Семитский» тип в том смысле, как у определенных благородных сирийских или арабских мужчин. Из среды таких людей могли выйти пророки и псалмопевцы, это я понял с первого взгляда, что мне, честно признаться, никак не удавалось при самом внимательном наблюдении сотен изучающих Талмуд на Фридрихштрассе в Берлине...

Выбор оставался невелик, ближайшие соседи, самаритяне, были иноверными, в более отдаленных частях страны, кроме отдельно левитов, население было сильно смешанным. Таким образом выращивалась раса. И когда произошло рассеяние, эти единственные истинные евреи все или почти все переселились в Испанию. Умные римляне умели хорошо различать, поэтому они переместили этих опасных фанатиков, этих гордых людей, один взгляд которых заставлял массы повиноваться, из их восточной Родины на самый далекий запад, в то время как они больше не беспокоили еврейский народ вне Иудеи, кроме как евреев диаспоры.

Здесь мы имеем еще один в высшей степени интересный наглядный пример возникновения и ценности «расы»! Поскольку из всех тех людей, которых мы привыкли называть евреями, относительно немногие происходят от истинных великих иудеев, это по большей части потомки евреев из диаспоры, но не тех евреев, которые участвовали в последних больших битвах во времена Маккавеев. От этих, и еще от бедного, оставшегося в Палестине сельского народа, который впоследствии в христианские времена был рассеян или бежал, и происходят «наши евреи». Кто хочет получить наглядное свидетельство того, что такое благородная раса, пусть позовет из Салоников или Сараево самого бедного из сефардов (богатство среди этих людей — большая редкость, так как они безупречно честны) и поставит его рядом с любым бароном Ротшильдом или Гиршем: тогда ясна будет разница между благородством, даваемым расой, и навязанным каким-то монархом».

НАРРАТИВ БАСТАРДА Б. НЕТАНИЯГУ − "ЛИНЕЙКА" ГИБЛИ

Нетаниягу не ставит целью, не решает задачу возрождения Израиля как государства эпохи библейских царей, он продолжает предательство Иерусалима и Храмовой горы, спекулируя на абстарктных понятиях религии и загоняя Израиль в трясину религиозного мрака и невежества восточных ублюдков под видом евреев. Его брат погиб за Идею Иерусалима, а Биньямин - противное брату Йони, убитому израильским спецназом в фальшивой операции Энтеббе, целью которой было не освобождение заложников, но именно: убийство Йони Нетаниягу и захват власти в Израиле теми, кто якобы освобождал заложников германского фашизма в германской Уганде. Сегодня основу оппозиции возглавляют убийцы Йони Нетаниягу, в том числе Эхуд Барак и вся линейка Гибли. Биньямин Гибли создал нацистскую основу спецслужб Израиля, которая на десятилетия определила военно-политическую константу фашизма в Израиле и палестине, опирающейся на свору агентов Третьего рейха и совокупной идеальной Римской империи во всех определениях понятия Римская империя, провинцией которой являются Израиль (палестина), США (Байден, Обама, Клинтоны, всё так наз. вашингтонское болото римского фашизма с глубокими корнями и древнеримскими устоями), чего не понял строитель иллюзий Дональд Трамп.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО АРАБСКИХ ШЕЙХАНАТОВ

Роль Нетаниягу на Храмовой горе и Лукашенко на площади Победы

Префект четвертого Рима, арабский шейх клана Байденов построил Хаммер, на котором планирует заезжать в Иерусалим с тем, чтобы молиться в аль-аксе. Для Биньямина Нетаниягу предусмотрена должность с оплатой Ι млн. долл. США (за час молитвы шейха на Храмовой горе и отправления крупных и мелких нужд у еврейской стены плача) за очистку туалетов и ванной в Хаммере, безналичными со вкладом в банке (золотой) владельца Хаммера. Проект является условием соглашения Израиля с арабским шейханатом в качестве сделки века без битвы палестины за Иерусалим, и с признанием аль-кудса (якобы Еерусалим) столицей арабских шейханатов. Под сделкой подписался второй ΙΙ (римский) начгенштаба Израиля генерал-фельдмаршал Роммель, сводный брат внука известного римского полководца времен ΙΙΙ германского Рейха.

Арабский шейханат предложил аналогичную должность президенту Лукашенко за аналогичное соглашение: переделать самосвал Белаз в Хаммер для поездок в Хатынь и на площадь Победы с молитвой и отправлением нужды. Лукашенко отказался или подумает над предложением шейханата, потребуется согласие колхозников, чтобы превратить поля в пустыню для езды арабского шейха по Беларуси на Белазе, переделанном в Хаммер.

«6 метров высотой: Арабский шейх построил двухэтажный Hummer»

«Самый большой в мире внедорожник Hummer H1 появился в ОАЭ. Местный шейх Хамаду Аль Нагаяну показал огромный автомобиль на видео.
Данный Hummer H1 значительно превышает оригинальную модель в габаритах и ​​достигает высоты шести метров. Вес необычного авто – более 60 тонн. Одно колесо машины достигает 2,2 метра в диаметре и стоит 25 тысяч долларов. Входные двери для внедорожника делали шесть лет. Капот открывается с помощью крана.
Попасть внутрь гигантского Hummer H1 можно только с помощью специальной лестницы. Внутри салона шейх построил настоящий пентхаус – с ванной, гостиной и кухней.
В качестве силовой установки внедорожник использует четыре дизельных двигателя суммарной мощностью 1000 л.с. Этого хватает, чтобы разогнать 60-тонный дом на колесах до 32 км/ч.»  
https://mignews.com

КимнийEzraElЛевит

2076/06_Маркс

11.08.23

ТИП И ПРОТОТИП. РИМ

КЛАССОВОЕ ГОСУДАРСТВО

РАБОТНИКИ И НАСИЛЬНИКИ

Хьюстон Чемберлен и Биньямин Гибли - типы британские. Но тип и типаж не является отличием государства и местности. Тип (типаж) есть особенное всеобщего, формирует характер поведения, установку воли, идеологию субъекта как вида с этнологически и генетически характерным постоянством. Психологический тип поведения в виде темперамента имеет четыре субстантивных определения: холерик, сангвиник, меланхолик, флегматик. Но это всего лишь тип реакции на явление, выражение следствия причины в форме особенности реагирования: скоро, медленно, спокойно, безразлично, вдумчиво, капризно, весело, апатично, симпатично, грациозно, изящно или ленно, грубо или утонченно и лестно, цельно или фрагментарно, перебивчиво или сбивчиво, умудренно и с достоинством или поверхностно и с лукавством. В общем и целом это отношение субъекта в окружающему его миру посредством своего мышления, интереса к происходящему, к существующему, и характера восприятия, например, мечтательного, поэтического, сутяжного, задиристого, агрессивного, делового, трепетного и т. д. Но есть фундаментальные свойства личности, разделяющие исторические эпохи, в которых господствуют те или иные типажи, их два: работники и насильники (на языке религии: праведники и грешники). Соответственно, следует говорить о борьбе типов за власть в эпохе: это эпоха работников или эпоха насильников. Исторически эта борьба выражена противоречием классов: работников и насильников. Таким образом, следует разделяться не по признаку наличия имущества и накоплений, но по признаку метода накопления имущества. Государство разделяется по признаку контроля накопления собственности (мера труда и налогообложения), так везде: как в США, так и в СССР. Так должно и тому должно быть, ибо мы различаем работников и насильников. Трамп - работник, а Байден - насильник. Трамп гражданин государства, а Байден - насильник Римской империи. Таким образом, противоречие эпох Старого и Нового Света есть противоречие Римской империи и Нового Света. И так должно было быть в СССР и в США. Учение Маркса-Энгельса-Ленина и учение библейских и новозаветных  пророков Христа есть учение нравственности. Государству нравственности/идее нравственности противостоит государство/идея римского права безнравственности, или так наз. свободы, − классовое государство патрициев (римская элита, знать) и плебеев (рабочие, крестьяне, свободные и духовные профессии). СССР не был страной социализма или коммунизма. СССР был государством Римской империи под видом государства нравственности, правили государством СССР настоящие римляне, генетические потомки императоров и царей не только России в известном понятии, а потомки императоров Византии и, посредством Мальтийского ордена, потомки Римской античной империи. Геноцид русского и советского народа руками Сталина-Вышинского и подельников вела не просто опричнина, но именно римские легионеры в СССР, со времен покорения этих земель римлянами никуда не исчезнувшие. Менялись поколения, и потомки римлян принимали современную их бытию форму правления в соответствии с революционным развитием научно-технического фундамента государства и общества. Борьба классов в СССР скрывалась и подавлялась римской элитой, притворившейся коммунистической партией, тогда как на самом деле под личиной ЦК КПСС и государственной бюрократии скрывались римские легионеры всех мастей и кланов, сформировавшихся за тысячи лет власти на земле так наз. России. Сегодня они владеют  СНГ и США, поскольку и в СССР и в США совершен дворцовый переворот и установлена Римская империя: в США как античная, а в России как Византийская. Таким образом, за Путиным и Байденом стоит Мальтийский орден, Ватикан в первозданном виде совокупного идеального Римского государства. Римские историки типа Чубарьян и Ко, как и во времена Римской империи в СССР, стряпают новые учебники, скрывют сущность госпереворота в СССР и подноготную Римской войны псевдокоммунистических ублюдков СССР, скрывавших и скрывающих свою родословную византийскую связь с Мальтийским орденом. После десятилетий террора русского народа в ходе интервенции и гражданской войны, репрессий 1937 г. и фашистского нашествия русско-прусских римлян 1939-1945 гг., они в 1993 г. отменили СССР, разграбили государство и восстановили Византийскую империю со всеми символами государства и власти Третьего Рима, по существу - Мальтийского ордена, Римскую империю.

РЕСТАВРАЦИЯ ЭПОХИ НАСИЛЬНИКОВ − ТИПАЖИ, СИМВОЛИКА И ОСОБЕННОСТИ

За нерусским словом Санкт-Петербург стоит Российская империя, в которой дух и воля дворцового переворота Мальтийского ордена русских/этрусских или римских императоров, временное правление империей которых вверено прикрыть префекту полковнику кремлевского охранного отделения Путину и скоморохам-двойникам. Золотой Орде мальтийца Шойгу мало дани с России, Орда сама возглавила мусульманское правление в России, что не смешно, особенно татаро-монгольское правление Набиуллиной, страх подумать какой такой госпожи на языке цивильной расы. Ванюша под задницей нового Вышинского мальтийца Бастрыкина исправно повоюет на фронтах империалистической России под знаменами Власова, Маннергейма и Розенберга. Да чё там воевать? Петр первый, как говорит Маргарита Симоньян, царь-батюшка, вернулся! Екатерину вторую еще ждут, пока не в Украине, Иерусалиме и Вашингтоне. Не дождутся. Хватило тюрьмы народов, казацких шашек и нагаек.

Пусть теперь русский батрак счастья своего отведает при казанском ханстве. У Ельцина рожа тожа негожа. Нерусска, этрусска, коли русскими почесть вологодцев да новгородцев, что без боли-обиды окают.

НАМ, ТАТАРАМ, ВСЕ РАВНО. ТЮРКИ МЫ, ТЮРКИ

ОККУПАЦИЯ ВОЛОГОДСКО-НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЕЛЬКИ ЭТРУССКИМИ КНЯЗЬКАМИ МАЛЬТЫ

БАШКИРСКОЕ ХАНСТВО: БАСТАРД НАБИУЛЛИНА ЭЛЬВИРА САХИПЗАДОВНА. РИМСКОЕ ВЕКО

 

РЕСТАВРАЦИЯ ЭПОХИ НАСИЛЬНИКОВ − ТИПАЖИ, СИМВОЛИКА И ОСОБЕННОСТИ

Качества типажа насильник: животная воля, римское веко, олигофрения, лживость, вероломство, скрытность

КимнийEzraElЛевит 2077/06-Маркс-12.08.23

РЕСТАВРАЦИЯ НАСИЛЬНИКОВ ЭПОХИ РИМСКОГО КОНТЕНТА. ИЗРАИЛЬ, США, РФ

ТРЕТИЙ РИМ − СУЧАРА МАЛЬТИЙСКОГО ОРДЕНА ЗОЛОТОВ − РИМСКОЕ ВЕКО

CONTENT: римское векоживотная воляолигофрениялживостьвероломствоскрытность

РЕСТАВРАЦИЯ НАСИЛЬНИКОВ ЭПОХИ РИМСКОГО КОНТЕНТА. ИЗРАИЛЬ, США, РФ

CONTENT: римское векоживотная воляолигофрениялживостьвероломствоскрытность

РЕСТАВРАЦИЯ НАСИЛЬНИКОВ ЭПОХИ РИМСКОГО КОНТЕНТА. ИЗРАИЛЬ, США, РФ

CONTENT: римское векоживотная воляолигофрениялживостьвероломствоскрытность

РЕСТАВРАЦИЯ МАЛЬТИЙЦев ФРАНЦУЗСКОЙ, РОССИЙСКОЙ ETC. ИМПЕРИй: ШИРАК. ПУТИН. ЗОЛОТОВ

МАЛЬТИЙСКИЕ УБЛЮДКИ РУССКО-ПРУССКОЙ ИМПЕРИИ: ПОГАНЦЫ ПУТИН И ЗОЛОТОВ

CONTENT: римское векоживотная воляолигофрениялживостьвероломствоскрытность

ПОЛКОВНИК ПУТИН − ЭТА ИМПЕРАТОРСКАЯ БЛЯДЬ-РИМСКОЕ ВЕКО ХОЧЕТ ПАЛЕСТИНУ

CONTENT: ТАКАЯ ТВАРЬ МОЧИЛА ВАС ДО ОКТЯБРЯ, ПРИ СТАЛИНЕ, ГИТЛЕРЕ И ЕЛЬЦИНЕ

МАЛЬТИЙСКИЕ УБЛЮДКИ РУССКО-ГЕРМАНСКОЙ ИМПЕРИИ − ЭРЗАЦ-ПУТИН И ЗОЛОТОВ

CONTENT: ТАКАЯ ТВАРЬ МОЧИЛА ВАС ДО ОКТЯБРЯ, ПРИ СТАЛИНЕ, ГИТЛЕРЕ И ЕЛЬЦИНЕ

ПОВТОРИТЕ ОКТЯБРЬ И ЗАМОЧИТЕ ИХ В ЛЕНИНГРАДЕ − ИЛИ ОНИ УТОПЯТ ВАС В КРОВИ

CONTENT: ТАКАЯ ТВАРЬ МОЧИЛА ВАС ДО ОКТЯБРЯ, ПРИ СТАЛИНЕ, ГИТЛЕРЕ И ЕЛЬЦИНЕ

КимнийEzraElЛевит-2078/06 Маркс-13.08.23

КимнийEzraElЛевит-2078/06 Маркс-13.08.23

КимнийEzraElЛевит-2078/06 Маркс-13.08.23

Евангелие от Матфея. Песнь 11, стих: 23-26

Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное;

и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие.

Услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись?

А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же всё возможно. Иов 42:2

 

Вам предстоит пройти сквозь игольные уши Рима, ибо евреи продали Иерусалимский Храм

ТИТУЛЬНОМУ ПЛЕМЕНИ БЕЛОРУССИИ И РОССИИ

РЕСТАВРАЦИЯ НАСИЛЬНИКОВ ЭПОХИ РИМСКОГО КОНТЕНТА. ИЗРАИЛЬ, США, РФ

CONTENT: римское векоживотная воляолигофрениялживостьвероломствоскрытность

Вам предстоит пройти сквозь игольные уши Рима, ибо евреи продали Иерусалимский Храм

Вам предстоит пройти сквозь игольные уши Рима, ибо евреи продали Иерусалимский Храм

Геноцид евреев в Римской войне 1939-1945 гг. засветил палестинское звено в цепи империализма, т. е. Римской империи. Палестинское звено римской империи есть коренной вопрос всемирной истории. Определим Римскую империю как экзистенциальную точку религиозной опоры Рима в континууме мирового духа и мировой воли.

МЕТАМОРФОЗ США: КОНСТИТУИРОВАНИЕ ЛАТИНСКОЙ ИМПЕРИИ

МЕТАМОРФОЗ РОССИИ: РЕКОНСТРУКЦИЯ ВИЗАНТИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

БАСТАРД БАЙДЕН - РИМСКОЕ ВЕКО ИРЛАНДИИ: СЛАБОЕ ЗВЕНО В ЦЕПИ ИМПЕРИАЛИЗМА

ПАЛЕСТИНА. СЛАБОЕ ЗВЕНО В ЦЕПИ ИМПЕРИАЛИЗМА И ЕВРЕЙСКОГО ДУХА

псевдоеврей бастард ицхак йосеф и ЛЖЕЕВРЕИ в германии

КАРФАГЕН. ФРАНКО-ТУНИССКИЙ БАСТАРД ПСЕВДОЕВРЕЙ БОАЗ БИСМУТ РИМСКОЕ ВЕКО

ПРИПОДНЯВ ПАЛЬЦАМИ ВЕКО, ЛЕНИН ИЗОБРАЖАЕТ РИМСКОЕ ВЕКО ДВОРЯН РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Вам предстоит пройти сквозь игольные уши Рима, ибо евреи продали Иерусалимский Храм

 

Вам предстоит пройти сквозь игольные уши Рима, ибо евреи продали Иерусалимский Храм

ИГОЛЬНЫЕ УШИ ИЕРУСАЛИМА, СКВОЗЬ КОТОРЫЕ НЕ ПРОЙДЕТ НЕТАНИЯГУ

СУРАЖСКИЕ ВОРОТА: ИГОЛЬНЫЕ УШИ, СКВОЗЬ КОТОРЫЕ ПРОШЛА БЕЛОРУССИЯ

Витебские ворота или Суражские ворота: коридор [разрыв германского фронта между флангами групп армий Север и Центр] 40 км между населёнными пунктами Велиж (на юге) и Усвяты, Псковской области (на севере)

СУРАЖСКИЕ ВОРОТА: ИГОЛЬНЫЕ УШИ, СКВОЗЬ КОТОРЫЕ ПРОШЛА БЕЛОРУССИЯ

ВОТ НАРОД, ЧТО ПРОШЕЛ СКВОЗЬ ИГОЛЬНЫЕ УШИ ИЕРУСАЛИМА

ВОТ НАРОД, ЧТО ПРОШЕЛ СКВОЗЬ ИГОЛЬНЫЕ УШИ ИЕРУСАЛИМА

Прарок

 

Сярод маны, сярод насмешкаў,
Знак нейкі тулячы к грудзям,
Ішоў прарок пясчанай сцежкай
З навукай новаю к людзям.

 

Праціўны вецер лез у вочы
I плачам пеў, як дзіцянё,
Звяр'ё зубамі йграла ўночы,
Днём выла ў небе груганнё.

 

А ён, не знаючы граніцаў,
Ішоў, хістаючысь наўслонь;
Агонь біў толькі з-пад зраніцаў,

Вялікіх праўд святы агонь.

 

Душа палала дзіўным жарам,
Бы з зораў выснутая ніць,
Што свет магла б сваім пажарам
Абвіць і к сонцу ўваскрасіць.

 

Ужо з сваім аклічным словам
Прарок далёка быў вядом,
Народу шмат збудзіў к дням новым,
Даў славу братнюю братом.

 

Аж так дасяг – аквечан хвалай –
Зямлі забранай сумных хат,
Дзе царства цемры панавала,
Дзе сілу ўзяў над катам кат.

 

Народ змарнеўшы таго краю
Свайго нат імені не знаў,
Як непатрэбшчына якая,
Гібеў на свеце і канаў.

 

Галовы людзі пахіліўшы,
Зямлю капалі, як краты,
Ўтапіўшы ў мёртвай ночнай цішы
Усе жаданні яснаты.

 

Прарок – пасол святла – ў загону
Людзей убачыўшы такім,
Маячыць стаў ім, як шалёны,
Прарочым голасам сваім:

 

«Паўстаньце, рабскія натуры,
Пакіньце свой адвечны сон,
Загаманіце віхрам, бурай,
Каб ажна дрогнуў ваш палон!

 

Глядзіце: прадзедавы косці
Ў зямлю калісь за вас ляглі,
А вы, як збэшчаныя госці,
Пракляццем сталі той зямлі.

 

Дзе вашы песні жыватворны?
Дзе ў вас прарокі й дудары,
Што над пагібельнасцяй чорнай
Віталі б полымем зары?

 

Забылі ўсё, згубілі долю,
Змяшалі славы цвет з гразёй
I запрадаліся ў няволю,
З душой і скурай счэзлі ў ёй.

 

Пара у рукі браць паходні,
Ўставаць, ісці, ноч рассвятляць!
Бо што не возьмеце сягоння,
Таго і заўтра вам не ўзяць.

 

Назло крывавым перашкодам
Скідайце ёрмы, клічце сход,
I дайце знаць другім народам,
Які вы сільны йшчэ народ!

 

За мной, за мной, забраны людзе!
Я добрай доляй послан к вам
I знаю, што было, што будзе,
I вас у крыўды не аддам».

 

Так гаварыў і з рабства клікаў
Людзей на волю той прарок,
Ждучы з трывогаю вялікай
Ад іх адказу неўнарок.

 

А людзі, глянуўшы на сонца,

Адказ казалі грамадой:

– Па колькі ж нам дасі чырвонцаў,

Калі мы пойдзем за табой?

                                                                  1912        Янка Купала

 Михаил Савицкий. «Первый декрет»

ВОТ НАРОД, ЧТО ПРОШЕЛ СКВОЗЬ ИГОЛЬНЫЕ УШИ ИЕРУСАЛИМА

СУРАЖСКИЕ ВОРОТА: ИГОЛЬНЫЕ УШИ, СКВОЗЬ КОТОРЫЕ ПРОШЛА БЕЛОРУССИЯ

СУРАЖСКИЕ ВОРОТА: ИГОЛЬНЫЕ УШИ, СКВОЗЬ КОТОРЫЕ ПРОШЛА БЕЛОРУССИЯ

ИГОЛЬНЫЕ УШИ ИЕРУСАЛИМА, СКВОЗЬ КОТОРЫЕ НЕ ПРОЙДЕТ НЕТАНИЯГУ

ОНИ ВЫКАЛЫВАЛИ НАМ ГЛАЗА, ОТРЕЗАЛИ УШИ, ВЫРЕЗАЛИ НА ГРУДИ И СПИНЕ ЗВЕЗДЫ

ОНИ ВЫКОЛЮТ ВАМ ГЛАЗА, ОТРЕЖУТ УШИ, ВЫРЕЖУТ НА ГРУДИ И СПИНЕ МАГЕНДАВИД

КимнийEzraElЛевит-2078/06 Маркс-13.08.23

НАУЧНЫЙ СИОНИЗМ

НАРОДУ БССР

Когда из Рима Лукашенко

К вам Радзивиллы привели,

Оттуда ж прибыл Порошенко

Лишить вас власти и земли.

 

21 июня 2019 г. в центре Минска прошел концерт без звука и автобус под жовто-блакитний державний прапор України. 

21 июня 2019 в центре Минска прошел концерт без звука. Колер слухачоў: жовто-блакитний державний прапор України.

 

Продуман ход был чрезвычайно:

Разрухой удушить вас всех,

Но план был сорван не случайно

Пророк вам ниспослал успех.

Октябрь Семнадцатого года

Принес свободу вам, друзья.

Паденью моего народа

Свидетелем являюсь я.

Прошли вы испытанье веком

И не забудете того,

Что Бог зовет вас Человеком

Взамен народа моего.

Евреи сдали Храм, но с вами

Остался светочью Христос.

Лжеиудеям, римской швали,

Утрите, как фашистам, нос.

Израиль Рейхом обернулся,

Германский дух его побрал.

А вы могли б ему поставить

Под глаз божественный фингал?

Кимний

 

КОРРЕКТИРОВКА СМЫСЛОВ

БЕЛОРУССИИ

Вы должны откорректировать мышление в сторону научного познания, а не рабского подчинения диктатуре Мальтийского ордена, т. е. Римской империи, направившей на разрушение СССР и захват власти в субъектах СНГ своих уполномоченных, как в России, так и во всех бывших советских республиках, включая Белоруссию и Украину в особенности. Лукашенко, Ющенко, Порошенко, Ельцин, Собчак, Путин и т. п. являются отщепами (отщепенцами) Рима, господствующего на всех территориях планеты Земля и подчинившего себе все племена, народы и государства в собственном смысле слова.

КимнийEzraElЛевит-2080/06 Маркс-15.08.23

ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ БЕЛОРУССИИ

НЕ ВЫ ДОЛЖНЫ СЛУЖИТЬ МАЛЬТИЙЦУ ЛУКАШЕНКО, А ОН ВАМ, НАРОДУ БЕЛОРУССИИ

Суражских ворот больше не будет, все под контролем Рима, Ватикана, Мальтийского ордена.

Советская философская и историческая якобы наука промышляла под цензурой КПСС, в себе партии Римской империи, выдававшей себя за партию большевиков, после того как термидор Сталина-Вышинского уничтожил революционеров и создал иную большевистскую партию, − в-себе партию древней Римской империи под видом ВКПб или КПСС. Никакой научной работы не могло быть, была имитация научного коммунизма при тотальном контроле жандармов "третьего Рима", Российской империи как Византии, ответвления Западной, материнской, античной Римской империи советской эпохи Мальтийского ордена. Сейчас идет реформация трансцендентной тысячелетней Римской империи в провинциях, в так наз. государствах (странах). Россия и США восстановлены как опоры совокупной идеальной Римской империи. Остальные так наз. государства доходят в этом процессе до заданных Римом параметров, до указанных им форм и масштабов концентрации духа и воли единородных и централизованных субъектов империи Мальтийского и др. орденов крестоносцев, т. е. потомственных римлян римского века.

Следующая цитата из гегелевской ЭФН покажет вам, что интеллигенция есть дух народа; что в СССР было не истинное, а извращенное понятие интеллигенции. Интеллигенция не класс в политэкономическом значении, но разумное мышление как качество духа. Таким образом, народ должен иметь это мышление как идею (которую оплевал и растоптал мальтийский витязь в белорусской шкуре Александр Лукашенко). Это коммунистическая идея, − Абсолютная Идея (Гегеля и марксизма), − идея Бога, истинное знание при снятии абстрактной религии рассудка (римских ублюдков Лукашенко, Путина, Сталина, Вышинского и др. витязей Мальтийского ордена).

Прибавление. Четыре года я писал философские Письма в ЦК КПСС. Горбачев, Лигачев, Яковлев были с ними знакомы. Поэтому и, что называется, рванули к своим мальтийцам, которые курировали СССР со времен царя-батюшки, как говорит пропагандист Российской империи Маргарита Симоньян. Не батюшки, хуятюшки тебе, Микояну, Калантаряну, Кочарян-Боннер, Чубарьяну, Шахназаряну, Гдляну, за сим Иванов, Горбачев, Ельцин, Солженицын, Путин, Столыпин, Николай, Петр, Екатерина (римской цифры) и дале мы пошли, Маргаритушка Симоньянушка.

I.


И дале мы пошли — и страх обнял меня.
Бесенок, под себя поджав свое копыто,
Крутил ростовщика у адского огня.

Горячий капал жир в копченое корыто,
И лопал на огне печеный ростовщик.
А я: «Поведай мне: в сей казни что сокрыто?»

Виргилий мне: «Мой сын, сей казни смысл велик:
Одно стяжание имев всегда в предмете,
Жир должников своих сосал сей злой старик

И их безжалостно крутил на вашем свете.»
Тут грешник жареный протяжно возопил:
«О, если б я теперь тонул в холодной Лете!

О, если б зимний дождь мне кожу остудил!
Сто на сто я терплю: процент неимоверный!» —
Тут звучно лопнул он — я взоры потупил.

Тогда услышал я (о диво!) запах скверный,
Как будто тухлое разбилось яицо,
Иль карантинный страж курил жаровней серной.

Я, нос себе зажав, отворотил лицо.
Но мудрый вождь тащил меня всё дале, дале —
И, камень приподняв за медное кольцо,

Сошли мы вниз — и я узрел себя в подвале.

II.


Тогда я демонов увидел черный рой,
Подобный издали ватаге муравьиной —
И бесы тешились проклятою игрой:

До свода адского касалася вершиной
Гора стеклянная, [как
Арарат] остра

И разлегалася над темною равниной.

И бесы, раскалив как жар чугун ядра,
[Пустили вниз его смердящими] когтями;
Ядро запрыгало — и гладкая гора,

Звеня, растрескалась колючими звездами.
Тогда других чертей нетерпеливый рой
За жертвой кинулся с ужасными словами.

Схватили под руки жену с ее сестрой,
И заголили их, и вниз пихнули с криком —
И обе сидючи пустились вниз стрелой...

Порыв отчаянья я внял в их вопле диком;
Стекло их резало, впивалось в тело им —
А бесы прыгали в веселии великом.

Я издали глядел — смущением томим.

А.С.Пушкин 

<1832>

Гегель Г.В.Ф.

Энциклопедия философских наук

Том 3. Философия духа

§ 386

Две первые части учения о духе объемлют конечный дух. Дух есть бесконечная идея; конечность же имеет здесь значение несоответствия понятия и реальности тому определению конечности, согласно которому она есть свечение видимости (Scheineri) внутри понятия о духе,− видимость, которую, взятую в себе, дух полагает себе как предел для того, чтобы через снятие его располагать для себя свободой и знать ее как свою сущность, т. е. быть проявленным (manifestirt) безусловно. Различные ступени этой деятельности, задерживаться на которых как на видимости и пробегать которые составляет определение того духа, суть ступени его самоосвобождения: с их помощью абсолютная истина обнаруживает мир как нечто ею же предпосланное и порожденное, как положенное им духом, и находит освобождение от него, как с ним и в нем одного и того же в истине, в которой бесконечная форма очищает видимость до ее познания.

Примечание. Определение конечности фиксируется преимущественно рассудком по отношению к духу и к разуму. При этом удерживают точку зрения конечности как последнюю не только для дела рассудка, но и для целей морали и религии, и считают чрезмерным притязанием мышления и даже безумием стремление выйти за пределы указанной точки зрения. Но, конечно, самой плохой из добродетелей было бы такое смирение мышления, которое превращает конечное в безусловно прочное, абсолютное; равным образом самым неосновательным из всех познаний было бы то, в котором останавливаются на чем-то таком, что не имеет в себе самом своего основания. Определение конечности давно уже нашло в надлежащем месте, в логике, свое освещение и разъяснение. Это определение по отношению к получившим затем дальнейшее определение, но все еще простым логическим формам конечности — как и вся остальная философия по отношению к конкретным формам конечности — указывает только на то, что конечное не есть, т. е. не есть поистине, а представляет собой только некоторый момент перехода и выхождения-за-пределы-самого-себя. Конечное предыдущих сфер есть диалектика, состоящая в том, чтобы это конечное уничтожалось посредством другого и в другом; дух же, понятие, и это в себе вечное, состоит как раз в том, чтобы в себе самом осуществлять уничтожение ничтожного, приводить к тщете тщетное. Вышеупомянутое смирение есть удержание этого тщетного, конечного вопреки истинному, и потому само оно суетно. Эта суетность в развитии самого духа раскрывается как высшая степень его углубления в свою субъективность, как внутреннейшее противоречие и тем самым как поворотный пункт, как зло.

Прибавление. Субъективный и объективный дух еще конечны. Необходимо, однако, знать, какой смысл имеет конечность духа. Обыкновенно ее представляют как абсолютный предел, как некое прочное качество, по удалении которого дух перестал бы быть духом, подобно тому, как сущность природных вещей связана с определенным качеством; например, золото не может быть отделено от своего удельного веса или то или иное животное не может быть без когтей, без резцов и т. п. Однако поистине конечность духа нельзя рассматривать как прочное определение, но ее надо познать как простой момент. Ибо дух, как уже раньше было сказано, по существу своему есть идея в форме идеальности, т. е. отрицаемости конечного. Конечное имеет, следовательно, в духе значение только снятого, а не сущего. Собственное качество духа есть поэтому скорее истинная бесконечность, т. е. та бесконечность, которая не односторонне противостоит конечному, но в себе самой содержит конечное как момент. Совершенно пустым выражением будет поэтому сказать: существуют конечные духи. Дух как дух не конечен, он содержит конечность в себе, но только как такую, которая подлежит снятию и уже снята. Подлинное определение конечности, более точное разъяснение которого не может быть здесь дано, должно иметь тот смысл, что конечное есть некоторая несоответствующая своему понятию реальность. Так, Солнце есть нечто конечное, потому что оно не может быть мыслимо без чего-то другого, так как к реальности его понятия относится не только оно само, но и вся солнечная система. Больше того, вся солнечная система есть нечто конечное, потому что каждое небесное тело в этой системе имеет в отношении к каждому другому ее телу видимость самостоятельности, и, следовательно, вся эта реальность в целом еще не соответствует своему понятию, еще не представляет собой той идеальности, которая составляет сущность понятия. Только реальность духа есть сама идеальность, только в духе, следовательно, осуществляется абсолютное единство понятия и реальности и тем самым истинная бесконечность. Уже тот факт, что мы нечто знаем о пределе, есть доказательство того, что мы находимся вне его, не ограничены им. Природные вещи именно потому и конечны, что их предел налицо не для них самих, а только для нас, сравнивающих их между собой. И самих себя мы делаем конечными именно тем, что мы нечто другое принимаем в наше сознание. Но как раз поскольку мы знаем об этом другом, мы уже выходим за этот предел. Только незнающий ограничен, ибо он не знает о своем пределе; тот же, например, кто знает о пределе, тот знает о нем не как о пределе своего знания, но как о чем-то опознанном, как о чем-то принадлежащем к его знанию; только неопознанное было бы пределом знаний, опознанный предел, напротив, не является пределом, поэтому иметь знание о своем пределе — значит знать неограниченность. Но если дух объявляется беспредельным, истинно бесконечным, то это еще не должно означать, что в духе совсем не может быть никакого предела: скорее, напротив, наша задача — познать, что дух должен определить себя и, следовательно, сделать себя конечным, ограничить себя. Но рассудок не прав, когда рассматривает эту конечность духа как застывшую, а различие между пределом и бесконечностью как абсолютно прочное, и соответственно этому утверждает, будто дух является или ограниченным, или неограниченным. Конечность, правильно постигнутая, содержится, как сказано, в бесконечности, предел — в беспредельном. Дух является поэтому в такой же мере конечным, как и бесконечным, и он не есть ни только одно, ни только другое. Превращаясь в конечное, он остается бесконечным, ибо снимает конечность в себе. В нем нет ничего безусловно прочного, сущего, скорее все в нем есть нечто идеальное, нечто только являющееся. Так, бог именно потому, что он дух, должен определять себя, полагать конечность в себе (иначе он был бы только мертвой, пустой абстракцией); но так как реальность, которую он дает себе посредством своего самоопределения, есть вполне соответствующая ему реальность, то бог посредством нее не становится сам чем-то конечным. Предел, следовательно, не существует в боге и духе, но лишь полагается духом, чтобы быть снятым. Только на мгновение дух может казаться остающимся в конечности. Посредством своей идеальности он возвышается над этой конечностью, знает о пределе, что последний не есть безусловно прочный предел. Поэтому он за него выходит, от него освобождается; и это освобождение не есть — как полагает рассудок — вечно не завершенное, всегда являющееся только целью стремление в бесконечное; дух вырывается из этого прогресса в бесконечность, абсолютно освобождается от предела, от своего другого и таким образом приходит к абсолютному для-себя-бытию, делает себя подлинно бесконечным.

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ

СУБЪЕКТИВНЫЙ ДУХ

§ 387

Дух, развивающийся в своей идеальности, есть дух познающий. Но познание но понимается здесь просто как определенность идеи, как логическая идея (§ 223), но понимается так, как конкретный дух определяет себя к этому познанию.

Субъективный дух есть:

A. Дух в себе, или непосредственный; в этом смысле он есть душа, или природный дух; — предмет антропологии.

B. Дух для себя, или опосредствованный, понятый еще как тождественная рефлексия в себе и по отношению к другому; дух в отношении, или обособлении; сознание — предмет феноменологии духа.

C. Себя в себе определяющий дух как субъект для себя,— предмет психологии.

В душе пробуждается сознание; сознание полагает себя как разум, который непосредственно пробудился, как себя знающий разум, освобождающий себя посредством своей деятельности до степени объективности, до сознания своего понятия.

Примечание. Подобно тому, как вообще в понятии определенность, которая в нем обнаруживается, означает прогресс в его развитии, так точно и в духе каждая определенность, в которой он себя раскрывает, есть момент развития и дальнейшего определения, его продвижение вперед к своей цели, чтобы сделать и стать для себя тем, что он есть в себе. Каждая ступень является сама по себе таким процессом; продукт же его состоит в том, что тем, чем дух был в начале в себе, т. е. только для нас, он стал теперь для самого себя (т. е. для той формы его, которую дух получает в этом развитии). Психологический, или обычный, способ рассмотрения лишь повествует о том, что представляет собой дух, или душа, что с ней происходит, что она делает; так что душа предполагается здесь уже как готовый субъект, в котором подобные определения выступают только как его обнаружения и из которых должно быть познано, что она есть — какими способностями и силами она в себе обладает. Но при этом не сознают, что обнаружение того, что представляет собой душа, полагает для нее в понятии то же самое, благодаря чему она получила высшее определение.

От рассмотренного здесь прогрессивного развития духа следует отличать и из него исключать то, что составляет образование и воспитание. Эта сфера относится только к единичным субъектам как к таковым, с тем чтобы всеобщий дух в них получил осуществление. С философской точки зрения дух как таковой даже по самому своему понятию рассматривается как сам себя образующий и воспитывающий, а все его обнаружения — как моменты его самопорождения к-самому-себе, его смыкания с самим собой, вследствие чего только он и есть действительный дух.

Прибавление. В § 385 дух был различен по своим трем главным формам как субъективный, объективный и абсолютный дух, и в то же время была намечена необходимость перехода от первой формы ко второй и от второй к третьей. Ту форму духа, которую мы должны рассмотреть прежде всего, мы назвали субъективным духом, потому что здесь дух находится еще в сфере своего неразвитого понятия, еще не сделал своего понятия предметным. Но в этой своей субъективности дух в то же время объективен, обладает непосредственной реальностью, через снятие которой он только и становится впервые духом для себя, достигает самого себя, приходит к постижению своего понятия, своей субъективности. Можно было бы поэтому с одинаковым правом сказать, что дух прежде всего объективен и только еще должен стать субъективным; и, наоборот, что первоначально он субъективен и только еще должен сделать себя объективным. Различие субъективного и объективного духа нельзя, следовательно, рассматривать как что-то неподвижное. Уже с самого начала перед нами дух не как простое понятие, не как нечто просто субъективное, но как идея, как единство субъективности и объективности; и каждое дальнейшее движение есть выхождение за пределы первой простой субъективности духа, прогресс в развитии реальности, или объективности духа. Это развитие порождает целый ряд формообразований, которые, правда, должны быть указаны эмпирией, однако, в философском рассмотрении не должны быть внешне поставлены рядом друг с другом, но должны быть познаны как соответствующее выражение необходимого ряда определенных понятий; и для философского мышления они представляют интерес лишь постольку, поскольку они такой ряд понятий выражают.— Но на первых порах мы можем наметить различные формообразования субъективного духа только предварительно; лишь через определенное развитие этого духа выступит их необходимость.

Три главные формы субъективного духа суть: 1) душа, 2) сознание и 3) дух как таковой. Как душа дух имеет форму абстрактной всеобщности; как сознание — форму обособления; как для себя сущий дух — форму единичности. Так изображается в развитии духа развитие понятия. Почему части науки, соответствующие упомянутым трем формам субъективного духа, получили в предшествующем параграфе названия антропологии, феноменологии и психологии — это станет ясным из ближайшего, но все еще предварительного указания содержания науки о субъективном духе.

Начало нашего рассмотрения должен составить непосредственный дух; но это есть природный дух, душа. Мысль, что следует начинать с чистого понятия о духе, ошибочна, ибо, как уже было сказано, дух есть всегда идея, следовательно, осуществленное понятие. Но в начале понятие о духе еще не может обладать опосредствованной реальностью, которую оно получает в абстрактном мышлении. Правда, его реальность в начале также должна уже быть абстрактной — только благодаря этому соответствует она идеальности духа,— но она по необходимости еще не опосредствованная, еще не положенная, следовательно, только сущая, внешняя духу, данная через природу. Мы должны поэтому начинать с духа, который еще пленен природой, еще связан со своей телесностью, еще не есть дух, обладающий у-себя бытием,— мы должны начинать с еще не свободного духа. Эта, если можно так выразиться, основа человека есть предмет антропологии. В этой части науки о субъективном духе понятие духа, о котором здесь идет речь, существует только в нас, рассматривающих дух, а еще не в самом предмете. Предметом нашего рассмотрения является здесь только чисто сущее понятие духа, который еще не постиг своего понятия,— только вне-себя-сущий дух.

Первое, с чем имеет дело антропология, есть качественно определенная, к своим природным определениям привязанная душа (сюда относятся, например, расовые различия). Из этого непосредственного единосущия (Einsseins) со своей природностью душа переходит к противоположности и даже к борьбе с ней (сюда относятся состояния сумасшествия и сомнамбулизма). За этой борьбой следует победа души над своей телесностью, снижение и сниженность этой телесности до некоего знака, до изображения души. Так идеальность души выступает наружу в ее телесности, так эта реальность духа идеально полагается неким способом, который сам, однако, является еще телесным.

В феноменологии душа, посредством отрицания своей телесности, поднимается уже до чистого идеального тождества с собой, становится сознанием, становится «я», в противоположность к своему другому существует для себя. Но это первая стадия для-себя-бытия духа еще обусловлена другим, из которого дух происходит. «Я» еще совершенно пусто, представляет собой совершенно абстрактную субъективность, полагает все содержание непосредственного духа вне себя и относится к нему как к некоторому преднайденному миру. Так то, что на первых порах было предметом только для нас, хотя и становится предметом для самого духа, но «я» не знает еще, что то, что ему противостоит, есть не что иное, как сам природный дух. Поэтому «я», несмотря на свое для-себя-бытие, в то же время все-таки не есть «я» для себя, так как оно существует только в отношении к другому, в отношении к некоторому данному. Свобода «я» есть, следовательно, только абстрактная, обусловленная, относительная. Правда, дух здесь уже не погружен более в природу, но рефлектировав в себя и отнесен к природе, однако он только является, только стоит в отношении к действительности, не есть еще действительный дух. Вот почему ту часть науки, в которой рассматривается эта форма духа, мы называем феноменологией.

Поскольку, однако, «я», выходя из своего отношения к другому, рефлектирует в себя, постольку оно становится самосознанием. В этой форме «я» на первых порах знает себя только как ненаполненное «я», а всякое конкретное содержание как нечто другое. Деятельность «я» состоит здесь в том, чтобы заполнить пустоту своей абстрактной субъективности, вобрать объективное внутрь себя, а субъективное, напротив, сделать объективным. В силу этого самосознание снимает односторонность своей субъективности, выходит из своей обособленности, из своей противоположности объективному, поднимается до всеобщности, объемлющей обе эти стороны, и в самом себе изображает единство себя самого с сознанием, ибо содержание духа становится здесь объективным, как в сознании, и в то же время субъективным, как в самосознании. Это всеобщее самосознание в себе или для нас есть разум; но только в третьей части науки о субъективном духе разум становится сам для себя предметным. Эта третья часть, психология, рассматривает дух как таковой, дух, как он в предмете относится только к самому себе, и здесь имеет дело только со своими собственными определениями, постигает свое собственное понятие. Так дух приходит к истине, ибо теперь единство в простой душе, еще непосредственное, еще только абстрактное единство субъективного и объективного, снова оказывается восстановленным как опосредствованное через снятие возникающей в сознании противоположности этих определений. Идея духа, следовательно, из противоречащей ей формы простого понятия и из столь же противоречащего ей разобщения ее моментов достигает здесь опосредствованного единства и тем самым истинной действительности. В этом образе дух есть для себя самого сущий разум. Дух и разум находятся друг к другу в таком же отношении, как тело и тяжесть, как воля и свобода; разум образует субстанциальную природу духа; он есть только другое выражение для истины, или идеи, составляющей сущность духа; но только дух как таковой знает, что его природа есть разум и истина. Дух, объемлющий обе стороны — субъективность и объективность — полагает себя затем, во-первых, в форме субъективности — и тогда он есть интеллигенция,- во-вторых, в форме объективности - и тогда он есть воля. Интеллигенция, сама еще на первых порах не осуществленная, снимает свою не соответствующую понятию духа форму субъективности тем, что противостоящее ей объективное содержание, еще обремененное формой данности единичности, она измеряет абсолютным масштабом разума, придает этому содержанию разумность, влагает в него идею, превращает его в конкретное всеобщее и таким образом принимает его в себя. Этим интеллигенция достигает того, что то, что она знает, не есть уже абстракция, но объективное понятие и что, с другой стороны, предмет теряет форму данного и получает образ (Gestalt), в котором содержание присуще самому духу. Поскольку, однако, интеллигенция достигает сознания, содержание берется ею из самой себя, она становится практическим духом, только самого себя полагающим своей целью,— духом как волей, которая начинает не с некоторого извне данного единичного, подобно интеллигенции, но с такого единичного, о котором воля знает, что оно коренится в ней самой. Исходя затем из этого содержания, стремлений и склонностей, воля, рефлектируя в себя, относит его ко всеобщему и, наконец, поднимается до волнения в себе и для себя всеобщего, до свободы, до своего понятия. Достигнув этой цели, дух в такой же мере возвращается к своему началу, к единству с самим собой, в какой он продвигается вперед к абсолютному, подлинно в самом себе определенному единству с собой,— единству, в котором определения не суть уже определения природы, но определения понятия.

 ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ БЕЛОРУССИИ

Интеллигенция не прослойка, народ не пирог.

Интеллигенция есть дух, разум народа, самый народ, всеобщее во всяком единичном субъекте гражданского и этнологического выражения государства и общества. Республика Беларусь - отмененное и извращенное Римом название Белорусской Советской Социалистической Республики. Почему и кем отмененное − не секрет. Развал СССР был закономерной вехой ложного мальтийского государства, в себе поддельного, и сами фальшивоэлиты его развалили, разрушили, отменили. Революционная ситуация: верхи СССР не могли по-старому, а низы уже не хотели по старому. Суть дела состояла и состоит в том, что низами руководили верхи, которые вывели низы не против самих себя, а против государства низов, против СССР, которым верхи фальшивого социализма или коммунизма, опричники Российской (Римской) империи управляли под видом большевиков, расстрелянных в эпоху большого/белого террора, т. е. русско-прусского дворянства, подменившего и сыгравшего большевиков, как артист играет сценическую роль. Все в СССР было поддельным, нарочито выпяченным: литература, кино, театр, политика, культура, идеология, - сплошной блеф русско-прусского дворянства, свято хранившего свои устои, традиции под личиной СССР, КПСС, партии, правительства, государства. Все не отвечало понятию того, чем оно себя декларировало и провозглашало. Все шрамы старого были видны, и народ издевался над идеей и самой партией, в глубине себя знавшей, что она из себя представляет и что она стерва, шлюха, играющая роль революционной партии народа. Костяк партии составляли действительно фашисты (от сл. фасции), дворяне по родословной Российской (германской, французской, испанской) империи. Пятую колонну составляли бастарды, отпрыски дворянства (помесь бульдога с носорогом) разных мастей (национальностей). Паразиты Российской и других империй, действующие под эгидой трансцендентальной античной Римской империи, координировали и подпитывали контрреволюцию через пятую колонну Рима, спаянного императорскими домами и королевскими династиями с тысячелетней генеалогией, как говорится, еще тех цезарей. Заметим, когда римляне проходили от этрусских начал к германскому рейху, они оседали и ассимилировали, убивали, пленили рабов и неизменно занимали высшие командные посты во всех захваченных землях и племенах. Так они сквозь века дотащились до Октябрьской революции, проникли в большевистское движение, уничтожили вождей, заняли их место и под именем большевиков и коммунистов существовали как класс дворян, как римляне, скрывая римскую породу под именем революционеров. Так русские и прусские дворяне, потомки римлян всех исторически завоеванных ими племен, в себе бывших провинциями Римской империи, инкогнито объединились для уничтожения СССР в начале его существования (гражданская война), в процессе сталинской фашистской диктатуры (1937-1941)  и в 1939-1941 для совместного истребления революционного народа СССР русско-прусским фашизмом Сталина и Гитлера, за которым стояли римляне всех провинций, называемых государствами, или странами, мира. Затем они же, пребывавшие в шкуре коммунистов, разрушили СССР и расстреляли Парламент, как расстреляли его (вернее, подожгли) в фашистской Германии. Формально это были немцы, а по сути, русско-прусские дворяне с тысячелетней генеалогией римского века, породистые потомки Римской империи, опиравшиеся на классовый авангард трансцендентного духа Римской империи в виде пятой колонны фашизма, на бастардов, уголовников в законе. Ельцин, Горбачев, Шушкевич, Собчак, Бурбулис, Яковлев, все персонажи фашистского переворота в СССР и РФ так или иначе связаны с Римской империей в любой из исторических эпох существования римского духа, вплоть до современной эпохи ренессанса непознанных потомков Ромула и Рема под шкурой всех племен и народов.

УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ РАЗУМА ИСТОРИИ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

Что разумно, то действительно;

и что действительно, то разумно.  Гегель Г.В.Ф.

Только незнающий ограничен, ибо не знает о своем пределе. Я знаю о пределе не как о пределе моего знания, но как об опознанном, как о принадлежащем к моему знанию. Только неопознанное является пределом знаний; опознанный предел, напротив, не есть предел, иметь знание о своем пределе — значит знать неограниченность.

Опознав предел исторической субъективности, я как трансцендентальный дух разума осветил ограниченность конечного рассудка и тем самым неограниченность мирового духа, отчуждаемого агрессивным духом римского контента мировой воли, насилуемой тысячелетиями истребления запуганных и обреченных на геноцид рабов, не способных познать идею и истину государства, религии, духа, воли, природу всех вещей, абсолютную идею как идею Бога в истинном смысле. Разум советских белорусов может отличить действительное от неразумного и неразумное от действительного как необходимого, истинного во всех отношениях, в явлениях и проявлениях сущности бытия духа и природы. Лукашенко взял на себя непосильную задачу философского определения во всех сферах государства и общества и, не будучи философом и не представив программного определения идеи и истины, навязал белорусам неистинное, субъективное представление государства и права, чем подвергает их геноциду в крестовом походе Мальтийского ордена, ведущего реставрацию Римской империи в СССР, в США, в России, в Израиле, во всем мире.

ОПОЗНАНИЕ

ГЕНЕАЛОГИЯ ИСТОРИИ

Товарищи белорусы. Вы же взрослые, образованные люди. Не с детьми же я беседую. Если вы считаете, что произошли от своих предков, то почему вы отказываете в существовании потомкам римлян, произошедшим от своих предков? Верно? Не вы же их завоевывали, уничтожали и ассимилировали, а они вас, товарищи бывшие члены КПСС. Откуда Шушкевич, Пазьняк, Наумчик, Лукашенко? Очевидно, от своих предков. А ваши ли они предки? Они знают не только свою родословную, но и свою генетику. Знают свою классовую составляющую в продолжительном континууме мировой истории. А что такое континуум мировой истории и куда он ведет, если не в Рим и далее, в Вавилон, Карфаген, к грекам, персам, евреям, наконец. И вот вся эта каша должна полагать, что никто ее не заварил? Никто не перемешал? И никто не питается конгломератом безумствующих царей по разнарядке единого трансцендентального управления со времен, скажем, Римской империи? Кто! Именно кто и именно как он это делает, я вам показал, разъяснил, прояснил. Теперь дело за интеллигенцией. Разберитесь по существу сначала в себе. Иначе вы закончите свою судьбе на плахе Рима, как едва не закончили во Второй мировой войне, которуя следует назвать шестилетней войной трансцендентальной Римской империи ХХ века.

Пойдем дальше. Будьте внимательны в суждении, исключите надменность, включите разум, насколько можно. Мизерная недостача разума вас убьет. Разум нельзя купить, продавцы разума держат рынок просвещения под контролем римской идеократии, теократии и бюрократии. Такими продавцами разума были идеократы СССР, опиравшиеся на бюрократию, а сейчас и на теократию. Таким продавцом разума является Лукашенко, рыцарь или оруженосец Мальтийского ордена. Ими же были Горбачев, Яковлев, и являются Путин, Медведев, Шойгу. Все, кто сменил символы СССР на символы Российской империи, третьего Рима. Не будьте в плену иллюзий, ну а философия Гегеля вам покажет, как избавиться от иллюзий и стать свободным во всех отношениях народом в свободном во всех отношениях государстве, каким была БССР как государство Абсолютной Идеи, недоступной пониманию мальтийского оруженосца Радзивиллов Александра Лукашенко. Поймите, что вы в плену иллюзий свободы. Вы в плену у Рима, мальтийцев, для которых вы часть плана ликвидации воли и власти белорусского народа путем трансформации государства Абсолютной Идеи в государство Римской империи. Берегите себя и знайте, что всякое недовольство низов Рим использует и возглавит, как возглавил переворот в августе 2020. И поэтому, как сказал Гейне, дело в генералах Рима, которыми руководит Лукашенко. Беларусь не Белоруссия, и классовую составляющую бывшего СССР Лукашенко не притупил, а заточил в пользу Рима, мальтийцев под видом радетелей белорусского народа. У вас нет больше Суражских ворот. Но есть еще государство, которое в вашем сердце должно оставаться не мальтийским, а советским, государством Абсолютной Идеи. Будьте готовы к труду и обороне. Мальтийцы могут повторить август 2020-го. И не только они. В остальном все хорошо, дело идет, важно какой класс господствует. Двоевластие долго не продолжается. Лукашенко не Гегель, но и Маркс не колодец, в который ему позволено плевать.

КимнийEzraElЛевит-2081/06 Маркс-16.08.23

КОРРЕКТИРОВКА СМЫСЛОВ

из владимира соловьева

Давеча смотрел или слушал "Воскресный вечер", у Владимира Соловьева вырвалось насмешливое к тому, что нужно понимать очень серьезно, как неопознанное вами, но опознанное мной: как Римскую империю. Владимир сказал, что при заполнении анкеты в США требовалось указать, к какому племени вы принадлежите. Сделайте вывод, что это требование неопознанной Римской империи, о чем я говорю и сказал, в частности, следующее:

«Вы должны откорректировать мышление в сторону научного познания, а не рабского подчинения диктатуре Мальтийского ордена, т. е. Римской империи, направившей на разрушение СССР и захват власти в субъектах СНГ своих уполномоченных, как в России, так и во всех бывших советских республиках, включая Белоруссию и Украину в особенности. Лукашенко, Ющенко, Порошенко, Ельцин, Собчак, Путин и т. п. являются отщепами (отщепенцами) Рима, господствующего на всех территориях планеты Земля и подчинившего себе все племена, народы и государства в собственном смысле слова».

Не каждый способен определить сущность, ибо не каждый имеет разум, действительное основание духа, чтобы сказать так же, или хотя бы понять сказанное Гегелем:

Что разумно, то действительно;

и что действительно, то разумно.

Так постарайтесь понять, если хотите людьми зваться. Но до тех пор, пока вы не поняли, я спрашиваю вас:

А кто там идет?

Почему вы называете разумным и действительным то, что неразумно, а следовательно, не действительно? Так, вы называете разумным Лукашенко, считаете его действительным не только президентом, но действительным белорусом. Не троньте его. Вопрос не в том, кто он?, а что он! Нельзя рушить государство, это совершили те, кто скрывал и скрывает свою древнеримскую генеалогию, уже тысячи лет находясь среди племен, отошение к которым Рим требует указать при заполнении анкеты на въезд в США, поскольку США и есть оплот Римской империи, оплот фашизма под прикрытием республики США. Этого не знает Трамп, этого не знают и белорусы, которых, как и русских, и украинцев, и евреев, повязали дружбой с Римом ордена госпитальеров, тамплиеров, тевтонцев, сегодня ведущие реставрацию Рима под прикрытием ислама не только в России, но и в Белоруссии крестоносца Мальты Лукашенко, связанного с турецким бастардом Римской империи Эрдоганом и не только.

А кто там идет?

Кто и что вы есть? Известно ли вам, куда вы идете и кто вас ведет? К БССР вас вели еврейские, христианские пророки. А сейчас? Кто и что Лукашенко? Куда он вас ведет? Куда ведет радзивилловщина, если не в Римскую империю? Туда же ведет Россию бастард Путин, туда же ведет Украину бастард Зеленский. Зови это Рейхом католиков или империей православных, это совокупная идеальная Римской империя с провинцией "палестина" на месте Израиля. В этом мальтийские корни Лукашенко, Путина, Шойгу, Рогозина, Толстых, Михалковых, совокупной русско-этрусской пятой колонны во всех племенах. Это они мертвой хваткой палестины вцепились в игольные уши Иерусалима. Лукашенко мальтиец и римлянин. Он прибыл из Рима для присмотра за будущей римской провинцией Беларусь как регент престолонаследника ВКЛ или Речи Посполитой Николая, как ляжет карта истории, так и будет. Вопрос не ко мне:

А хто там ідзе?

А хто там ідзе, а хто там ідзе

У агромністай такой грамадзе?

— Беларусы.

 

А што яны нясуць на худых плячах,

На руках ў крыві, на нагах у лапцях?

— Сваю крыўду.

 

А куды ж нясуць гэту крыўду ўсю,

А куды ж нясуць на паказ сваю?

— На свет цэлы.

 

А хто гэта іх, не адзін мільён,

Крыўду несць наўчыў, разбудзіў іх сон?

— Бяда, гора.

 

А чаго ж, чаго захацелась ім,

Пагарджаным век, ім, сляпым, глухім?

— Людзьмі звацца.

 

[1905-1907]

 

«Янка Купала скончался 28 июня 1942 года в гостинице «Москва», упав в лестничный пролёт между 9-м и 10-м этажами гостиницы, смерть была мгновенной.

Однако смерть Янки Купалы могла оказаться неслучайной, выдвигаются версии о самоубийстве или убийстве с участием спецслужб. Высота перил и то, что поэт не скатился по лестнице, а упал в шахту между пролётами, по мнению минских учёных, говорит о возможном убийстве.

1 июля 1942 после кремации Янка Купала первоначально был погребён на Ваганьковском кладбище в Москве. В июне 1962 году его прах был перенесён в Минск и перезахоронен на Военном кладбище, рядом с могилой матери (умершей на другой день после сына, о гибели которого она в оккупированном Минске так и не узнала).»

ОПОЗНАНИЕ В СУЩНОСТИ ИСТОРИИ

Яна Купала был убит римлянами, мальтийцами, что, с одной стороны, вели войну от имени Третьего Рейха, а с другой стороны, они же воевали под личиной СССР, северной провинции Римской империи тех же мальтийцев.

Вторая мировая война опознана мной как война Рима с провинциями, революционно восставшими и в Октябре 1917 г. свергнувшими власть самодержавия (империи) в России и в Европе. С одной стороны, эту войну, как это представляют римские историки, вела так наз. фашистская Германия, а с другой, советская Россия. Опознание в сущности истории показывает, что фашистской была не Германия, а Италия, первородный Рим, и что СССР в-себе существовал не советской, а царской Россией под руководством лжебольшевиков Сталина-Вышинского, русско-прусских дворян с этрусскими корнями, по линии Книппер-Чеховых курировавших обучение Гитлера ораторскому мастерству, тогда как идеологом фашистской Германии был русско-балтийский немец (германец, римлянин), бастард франкской генеалогии Альфред Розенберг − колонист виллановской культуры. Да, в СССР и в Российской Федерации под маской КПСС существовала виллановская культура, а Мальтийский орден есть ее коренная составляющая. Отсюда и путинские герои Столыпин, Петр, Екатерина, и прусское сообщество его Минкультуры, как то дворянские отщепенцы питерской породы Мединский, Любимова и прочие оборотни под видом радетелей истребленного этрусками (вроде Петра Ι, Маннергейма, Роммеля) протославянского племени. Им, потомкам этрусков, пруссов, римлян, нужна палестина. Палестина нужна и Лукашенко, как мальтийскому рыцарю. Не только палестина, но и Иран, Турция, ислам, - все это нужно и важно христианину Лукашенко для укрепления христианской церкви. И для этого он накликал на Беларусь Магомета. Очевидно, с тем чтобы дать ему возможность устроить Айя-Софию, обложить христианский храм мусульманским забором и послужить там аллаху и Риму.

ОПОЗНАНИЕ ИЛИ ОБОЗНАНИЕ

(опознать или обознаться; апазнаць цi абазнацца)

Так хто там ідзе?

Так хто там ідзе, так хто там ідзе

У агромністай такой грамадзе?

— Лукашэнка.

 

А што ён нясе на худых плячах,

На руках ў крыві, на нагах у лапцях?

— Абазнанне.

 

А куды ж нясе гэту крыўду ўсю,

А куды ж нясе на паказ сваю?

— На свет цэлы.

 

А хто гэта іх, не адзін мільён,

Крыўду несць наўчыў, разбудзіў іх сон?

—Лукашэнка.

 

А чаго ж, чаго захацелась ім,

Пагарджаным век, ім, сляпым, глухім?

— Мусульманамі звацца.

 

[2023]

 

ОПОЗНАНИЕ ИЗРАИЛЯ И ЕВРЕЕВ

Израиль опознан разумом как палестинская провинция Римской империи, как Карфаген и Вавилон под эгидой германцев, бастардов, мишлингов Третьего рейха, как навозная территория псевдоевреев, а евреи как римские рабы, не способные опознать свое рабство и навозность своей религии, преданной ими неопознанным гумьерам сефардствующего туземного плебса Африки и Азии, германского европейского и американского плебса в виде евреев, не являющихся евреями. Армия Израиля есть армия Третьего рейха, неопознанного евреями, которые обречены на неопознанное окончательное решение еврейского вопроса на глазах евреев в государстве евреев, которое они называют Израилем, что не сответствует действительности, ибо оно не опознано как государство в сущности понятия государства и права.

Что разумно, то действительно;

и что действительно, то разумно.

Религия и государство евреев не разумны и потому не действительны. Так как действительность и разумность евреев не опознаны разумом евреев, поскольку евреи не имеют разума, они обладают конечным рассудком, не способным видеть свой предел. Бог евреев есть обрубок их ничтожного воображения, которым завладели враги евреев, мавры, берберы, гумьеры, аборигены, туземцы разных племен и народов, населяющие провинции Рима и пригнанные в Израиль под видом евреев с тем, чтобы стать евреями и поглотить евреев, подменив этнологию иудеев туземным сбродом, господствующим на основании римского права и демократии под эгидой патрициев и бастардов трансцендентальной Римской империи. Бойся еврея, дары приносящего, это не еврей, а гумьер под видом еврея. Убей его, как убивал фашиста, римлянина, в чьей бы шкуре он ни являлся, в каком бы обличье ни представал тебе. Это римлянин. Убей его, пока он не убил тебя. Такова участь евреев, отдавших свою душу Риму, участь Агасфера, продавшего Храм, род и государство Израиль Риму. И если вы будете служить сатане, как евреи, лишитесь своего государства и рода своего. Так говорят пророки Израиля.

ИГОЛЬНЫЕ УШИ ИЕРУСАЛИМА, СКВОЗЬ КОТОРЫЕ НЕ ПРОЙДЕТ НЕТАНИЯГУ

ВОТ НАРОД, ЧТО ПРОШЕЛ СКВОЗЬ ИГОЛЬНЫЕ УШИ ИЕРУСАЛИМА

БЕЛОРУСАМ

Если вы опознали мальтийцев, врага, Рим и способны выстоять, подготовьте немного места для евреев, не всех, но лучших, образованных, ученых, способных принести пользу государству и народу Белоруссии, с тем чтобы их не сожгли в палестине и они нашли пристанище раньше, чем в прошлую римскую войну. Они пригодятся вам живыми.

КимнийEzraElЛевит-2082/06 Маркс-17.08.23

КОМУ И ЗАЧЕМ НУЖНА ПАЛЕСТИНА

КАК ЛУКАШЕНКО БЕЛОРУСОВ В ПЛЕН ВЗЯЛ И РИМУ СДАЛ

Палестина нужна Римской империи для отрицания римлянами Израиля и Храма, для подмены истины Христа ложным, церковным понятием рабского духа. Желающие палестины есть римляне по природе и по убеждению фашизма (от сл. фасции). Лукашенко хвалил Гитлера как мальтиец, как римлянин, как фашист, он награжден мальтийским орденом и превратил БССР в Эстадо Ново, подменил диктатуру пролетариата диктатурой клана Радзивиллов-Чарторыйских, восстановил для них замки и построил дворец под видом Дворца Независимости. Беларусь стала частным государством, а частная собственность и государственная власть Римской империи в совокупности неподконтрольного класса патрициев являются властью и государством совокупной идеальной Римской империи. ЛукашенКО, ПорошенКО, ЮщенКО -римляне под личиной белорусов и украинцев. Опора и основа их подобия − в Ватикане: идеократия крестоносцев мальтийского ордена, осевших на оккупированных землях восточнославянских племен, завоеванных римлянами в процессе распространения этрусской культуры. Лукашенко - португальский бастард, подчинен клану Радзивиллов, вассалов Габсбургов и Бурбонов. Поэтому в Беларусь наведался потомок римского актера Нерона Депардье, актер, обосновавшийся во Франции и Бельгии, в центрах власти античных римлян в Западной Европе. МИД Беларуси, частная контора римских бастардов, по праву первородства тайного общества Римской империи под контролем Мальтийского ордена ведет переворот государства от формы БССР к форме ВКЛ, при этом диктатура пролетариата превращена в диктатуру Римской империи, а Мальтийский орден подменил собой бывшую КПСС, метаморфоз которой привел к многопартийной фашистской диктатуре португальского типа во главе с друзьями Лукашенко Гутерришем и их американскими и российскими кураторами: Клинтоном, Ельциными, Путиным, Медведевым.

Многовекторность Лукашенко была ориентирована на внешне различные, в себе единородные составляющие Римской империи с теократическим центром в Ватикане под идеократическим надзором Мальтийского ордена.

Я не утаивал и настаивал на том, что многовекторность Лукашенко должна смениться вектором России, потому что первая вела в Рим, а второй хоть и к империалистической России, но к русскому народу, который должен и сумеет и сможет разобраться в истории, восстановить человеческое государство идеи, разрушенное римлянами в шкуре коммунистов то ли Северной Пальмиры, то ли Северной Венеции. Если бы многовекторность западных римлян (б/у коммунистов Беларуси) не была сменена вектором северных римлян (б/у коммунистов России), то мы получили бы состояние Украины в Белоруссии и в России одновременно, т. е. всеобъемлющую реставрацию трансцендентной античной Римской империи под эгидой Западной Римской империи США и Византийской под видом России.

МЕТАМОРФОЗ США: КОНСТИТУИРОВАНИЕ ЛАТИНСКОЙ ИМПЕРИИ

МЕТАМОРФОЗ РОССИИ: РЕКОНСТРУКЦИЯ ВИЗАНТИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

ПАЛЕСТИНА, КОТОРАЯ НУЖНА МАЛЬТИЙСКОМУ ШПИОНУ ЛУКАШЕНКО! И БЕЛОРУСАМ?

 ПАЛЕСТИНА, КОТОРАЯ НУЖНА МАЛЬТИЙСКОМУ ШПИОНУ ЛУКАШЕНКО. И БЕЛОРУСАМ?

КимнийEzraElЛевит-2083/06 Маркс-18.08.23

«Только незнающий ограничен, ибо он не знает о своем пределе; тот же, например, кто знает о пределе, тот знает о нем не как о пределе своего знания, но как о чем-то опознанном, как о чем-то принадлежащем к его знанию; только неопознанное было бы пределом знаний, опознанный предел, напротив, не является пределом, поэтому иметь знание о своем пределе — значит знать неограниченность».  Гегель Г.В.Ф.

ОПОЗНАНИЕ РИМА В ЕльцинскОМ путчЕ Мальтийского ордена

Дух, понятие, в себе вечное, состоит в том, чтобы в себе самом осуществлять уничтожение ничтожного, приводить к тщете тщетное. Гегель Г.В.Ф.

УНИЧТОЖЕНИЕ НИЧТОЖНОГО И ПРИВЕДЕНИЕ К ТЩЕТЕ ТЩЕТНОГО

Благодаря лукашенко или благодаря лукашенке

СКЛОНЕНИЕ УКРАИНСКИХ фамилиЙ

ОПОЗНАНИЕ РИМА В белорусском путчЕ Мальтийского ордена

Прежде всего, я определил, откуда взялся этот тщетный, склоняющий белорусов к измене своей идентичности в пользу Радзивиллов, Рима, Стамбула-Константинополя, ислама, Ватикана и Мальтийского ордена. Теперь же с этим должны разобраться этнические белорусы, у которых Лукашенко отнял государство БССР и которых он посадил под протекторат Рима. Как правильно сказать: это произошло благодаря Лукашенко или Лукашенке? Правильно скажет тот кто будет склонять Лукашенко до полной победы белорусского народа над фашизмом и восстановления БССР времен Петра Машерова, которого убили мальтийские витязи Радзивиллы /мальтийские витязи Радзивиллов. Если бы это был мальтийский витязь Лукашенко, то следует сказать: Петра Мироновича Машерова убил мальтийский витязь Лукашенко. Можно сказать иначе: Машерова убили мальтийские витязи Лукашенко. Благодаря Лукашенко, белорусы перешли в ислам, - значит, белорусы благодарят Лукашенко за их исламизацию. Благодаря Лукашенке, белорусы приняли ислам, - значит, политика Лукашенко привела их к исламизации. В чем эта политика и почему Лукашенко отнял у белорусов государство Христа и отдал в рабство к мусульманам? Лукашенко готовит палестинцев, иранцев к уничтожению Израиля и евреев, значит, и Христа и Израиля. Лукашенко пришел из Рима, он прислан Ватиканом и получил мальтийский орден не как белорус, а как римлянин из банды давних завоевателей племен, живших на территории современного государства Белая Русь, которым римляне, завоевавшие племена на землях нынешней Португалии, нарисовали красно-зеленый флаг и дали название по цвету тела и волос: бело-русы. В Шушкевиче можно опознать шляхту, а в Лукашенко более отдаленное понятие захватчика: это варяг/викинг, его генеалогия упирается в древний Рим, вследствие чего относится Мальтийским орденом к рангу патрициев трансцендентной Римской империи и используется на Украине-Беларуси-Польше как тетрархия для речи Посполитой и Великого княжества Литовского. Актерское мастерство в контенте патриция позволяет Лукашенко играть роль главы государства и в то же время регента малолетнего-взрослеющего монарха Николая до завершения Термидора в СССР и в США в контексте первой Римской войны ХХΙ века на Украине и в России (Российской империи), где в роли регента выступают двойник В. Путина (так себе актер) и профессор римского права Д. Медведев. В общем и целом, Украина и Россия есть в себе две провинции Римской империи, ведущие войну за советское наследство, принадлежащее Мальтийскому ордену, по определению государства совокупной идеальной трансцендентной Римской империи. Победитель в любом случае подчинен Риму, однако на разных основаниях: Россия как Третий Рим, а Украина как Западная провинция Римской империи в форме ВКЛ или Речи Посполитой, как ляжет карта конфликта. США в этой игре после свержения нерадивого Трампа, не использовавшего власть и силу государства против Рима, США в этой игре Рима есть Западная Римская империя, подавившая бывшую республику и выгнавшая Великобританию за пределы жизненного пространства, вплоть до скорого разгрома на всех фронтах неопознанной Римской войны. В римской войне Израиль является мнимым государством евреев, которых подменили суррогатные иудеи всех римских провинций. Двухтысячелетняя Иудейская война стала прологом к геноциду евреев и мистификации с подменой евреев гумьерами, маврами, берберами, ассирийцами, карфагенянами, германцами, которые явились под видом евреев и, овладев государством евреев, уничтожили евреев силой и властью государства евреев. Эта фантасмагория ложных раввинов, ложных генералов, ложных партий, ложных судей, ложных академиков есть заслуга как Рима, так и, еще более, евреев, лишенных разума и не способных опознать сущность в явлениях не истинного контента действительности. От подобного исхода я предупреждаю белорусов, у которых есть право и возможность опознать сущность мирового духа и не абсолютизировать явление конечного бытия Лукашенко.

ТОВАРИЩ ГАМЛЕТ

Быть или не быть, что за вопрос? Достойно ли
Смиряться под ударами судьбы?
Мы, оказав сопротивленье,
В смертельной схватке с целым морем бед
Разбили их! И умереть? Забыться?

С чего-то вдруг "кинжал в себя",

Тебе, друг, Гамлет, снится?

Мы не смирились ни со злом,

Ни с униженьем века,

Вельмож неправду рассекли

Свободой человека!

Нас в трусов им не превратить,

Решимость не увянет.

Отточишь ум − точи кинжал,

Работ ему достанет.       К.Н.

 

ИСЛАМИЗАЦИЯ ЕВРЕЕВ ИЗРАИЛЯ, АМЕРИКАНЦЕВ И ДРУГИХ НАРОДОВ МИРА

Исламизация евреев в Израиле, США и других странах мира ведется как путем войны Рима с Израилем, США и т. д., так и подменой евреев мусульманами, которые затем действуют под маской евреев во всем мире, убивая народы и завоевывая государства/страны во имя Римской империи. Евреи стали римлянами, оказав фашистам услугу в порабощении и уничтожении доверчивых народов. Изнасилования евреек римлянами порождали тех, кого называют мишлингами. Тысячи лет римским варварам, научившимся у своих вавилонских, египетских и персидских единоверцев язычников, вандалов, варваров методу проникновения в иудейское племя и подмены еврейского этноса суррогатом из туземных племен. Сегодня действует эта модель подделки евреев римлянами с целью захвата мира и реставрации античной Римской империи. Поэтому идет борьба с Реформой в Израиле, и поэтому старый мир, совокупная идеальная трансцендентальная Римская империя именем евреев завоевывает бывшие территории Британской империи. И призвал я короля Карла ΙΙΙ к Крестовому походу на Иерусалим, захваченный ублюдками Карфагена, Вавилона и Рима в еврейской шкуре и ставший мусульманской клоакой, угрожающей всему миру от имени якобы евреев, являющихся не евреями, но захватившими Израиль и США туземцами, которыми руководят мальтийские рыцари, ведущие крестовый поход под прикрытием и в союзе с мусульманами, которыми являются гумьеры, берберы, мавры Израиля под личиной евреев. Карфаген должен быть разрушен! − манифестирую я и призываю Карла занять Иерусалим и стать королем Израиля, поскольку всякое марокканское, ливанское, йеменское, иранское дерьмо стало править Израилем и присвоило себе титул царя Израиля. Еще раз повторяю мой призыв к королю Великобритании Карлу ΙΙΙ: освободи Иерусалим − или погубишь свое государство, народ и себя в неопознанной войне римских ублюдков в еврейской, в российской, в иранской, американской, белорусской, украинской etc. шкуре.

  КимнийEzraElЛевит-2084/06 Маркс-19.08.23

ТОВАРИЩ ГАМЛЕТ

Исход

КимнийEzraElЛевит-2084/06 Маркс-19.08.23

Быть или не быть, что за вопрос? Достойно ли
Смиряться под ударами судьбы?
Мы, оказав сопротивленье,
В смертельной схватке с целым морем бед
Разбили их! И умереть? Забыться?

С чего-то вдруг "кинжал в себя",

Тебе, друг, Гамлет, снится?

Мы не смирились ни со злом,

Ни с униженьем века,

Вельмож неправду рассекли

Свободой человека!

Нас в трусов им не превратить,

Решимость не увянет.

Отточишь ум − точи кинжал,

Работ ему достанет.       К.Н.

 

William Shakespeare
from Hamlet, spoken by Hamlet

Перевод − Б. Пастернак

Перевод − В. Набоков

Быть или не быть, вот в чем вопрос. Достойно ль
Смиряться под ударами судьбы,
Иль надо оказать сопротивленье
И в смертной схватке с целым морем бед
Покончить с ними? Умереть. Забыться.
И знать, что этим обрываешь цепь
Сердечных мук и тысячи лишений,
Присущих телу. Это ли не цель
Желанная? Скончаться. Сном забыться.
Уснуть… и видеть сны? Вот и ответ.
Какие сны в том смертном сне приснятся,
Когда покров земного чувства снят?
Вот в чем разгадка. Вот что удлиняет
Несчастьям нашим жизнь на столько лет.
А то кто снес бы униженья века,
Неправду угнетателей, вельмож
Заносчивость, отринутое чувство,
Нескорый суд и более всего
Насмешки недостойных над достойным,
Когда так просто сводит все концы
Удар кинжала! Кто бы согласился,
Кряхтя, под ношей жизненной плестись,
Когда бы неизвестность после смерти,
Боязнь страны, откуда ни один
Не возвращался, не склоняла воли
Мириться лучше со знакомым злом,
Чем бегством к незнакомому стремиться!
Так всех нас в трусов превращает мысль,
И вянет, как цветок, решимость наша
В бесплодье умственного тупика,
Так погибают замыслы с размахом,
В начале обещавшие успех,
От долгих отлагательств.

Быть иль не быть — вот в этом
Вопрос; что лучше для души — терпеть
Пращи и стрелы яростного рока
Или, на море бедствий ополчившись
Покончить с ними? Умереть: уснуть
Не более, и если сон кончает
Тоску души и тысячу тревог,
Нам свойственных, — такого завершенья
Нельзя не жаждать. Умереть, уснуть;
Уснуть: быть может, сны увидеть; да,
Вот где затор, какие сновиденья
Нас посетят, когда освободимся
От шелухи сует? Вот остановка.
Вот почему напасти так живучи;
Ведь кто бы снес бичи и глум времен,
Презренье гордых, притесненье сильных,
Любви напрасной боль, закона леность,
И спесь властителей, и все, что терпит
Достойный человек от недостойных,
Когда б он мог кинжалом тонким сам
Покой добыть? Кто б стал под грузом жизни
Кряхтеть, потеть, — но страх, внушенный чем-то
За смертью — неоткрытою страной,
Из чьих пределов путник ни один
Не возвращался, — он смущает волю
И заставляет нас земные муки
Предпочитать другим, безвестным. Так
Всех трусами нас делает сознанье,
На яркий цвет решимости природной
Ложится бледность немощная мысли,
И важные, глубокие затеи
Меняют направленье и теряют
Названье действий.

КАКИХ РАБОТ ДОСТАНЕТ СМЕЛЬЧАКАМ, КИНЖАЛ НЕ РАЗУЧИВШИМСЯ ДЕРЖАТЬ

КимнийEzraElЛевит-2085/06 Маркс-20.08.23

КАКИХ РАБОТ ДОСТАНЕТ СМЕЛЬЧАКАМ,

КИНЖАЛ НЕ РАЗУЧИВШИМСЯ ДЕРЖАТЬ

ЛЕВИТ-КИМНИЙ

1   2   3   4   5   6   7   8 МУЗЫКА   9  11  12  13  14  15

EXODUS

  1   2   3   4   5   6   7   8   9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35

  36  37  38  39  40  41  42  43  44

                                        Домашняя Вверх

  © 2004 - 3014  ИСТИНА. Кимний
 Дата изменения: 16.02.2024